Почему молодежь уезжает из Славянска и как это остановить?

Почему молодежь уезжает из Славянска и как это остановить?

Алексей МАЦУКА, ведущий:  Это студия Общественного телевидения Донбасса. Я Алексей Мацука. И сегодня наш проект «Дежурный по Донбассу», и вместе со мной дежурить будет Ольга Алтунина. Добрый день.

Ольга АЛТУНИНА: Здравствуйте.

 

Алексей МАЦУКА: Депутат Славянского городского совета, представитель политической партии «Самопомощь».

Ольга АЛТУНИНА: Совершенно верно.

Алексей МАЦУКА: Но мы сегодня дежурить не по всему Донбассу будем, а только по  этому городу, где находится собственно наша студия, и мы сейчас с вами в Центральной библиотеке находимся, это город Славянск. Население всего 100 тысяч человек, около того. Есть много донецких переселенцев здесь. И наш проект «Дежурный по Донбассу» мы ставим целью, чтобы гость, который есть в студии, к кому мы ходим в гости, мог ответить на несколько вопросов, которые раскрывают, что же собственно происходит во время вашего дежурства, ваших полномочий, вашего влияния, ваших возможностей, пребывая здесь, например, конкретно в городе Славянске. И первый мой вопрос о том, как изменился Славянский городской совет до так называемой «русской весны», что происходила, и после «русской весны»? Потому что до «русской весны», когда здесь был Алексей Азаров, Неля Штепа, Виктор Янукович и прочее и прочее, в славянском городском совете не было не одной партии и фракции, которая бы не была в общем направлении и в общем дискурсе «Партии регионов». Сегодня эти изменения есть и ваша «Самопомощь» свидетельствует об этом?

Ольга АЛТУНИНА: Очень хороший вопрос. Я думаю, что жизнь движется вперед и так же активно изменения происходят и в политике. И то, что случилось в 2014-м году, наверное, стало для многих сигналом к тому, что может, хватит уже сидеть на диванах, может хоть что-то мы можем сделать и изменить, вот ту картинку, которую мы каждый год, каждое десятилетие видим с экранов. Все было замечательно, как-то формировался бюджет…

Алексей МАЦУКА: До 2014-го года?

Ольга АЛТУНИНА: До четырнадцатого года, да. Постоянно менялись депутаты, нардепы, заметьте, не один практически не повторялся, кроме Лещинского, но этих людей мы фактически не видели в глаза, мы не знали кто эти люди. Ну, сидел как-то человек в Библиотеке…

Алексей МАЦУКА: Ну, почему Азаров здесь очень-очень активно, очень активно был.

Ольга АЛТУНИНА: Ну, до Азарова еще не дошла. Вот то, что Азаров, это, наверное, был первый депутат, который очень активно сотрудничал с городским советом, чего, к сожалению, сейчас сказать нельзя. Мне кажется, не очень принципиальна партийная принадлежность, вообще депутатов в принципе в местном совете, мне кажется, больше надо говорить о самом городе. Вот когда нас выбрали, когда мы стали депутатами, и для меня было очень хорошим сигналом, когда городской голова собрал нас первую, так сказать, встречу. Он предложил нам: Снимаем майки, в которых мы играли, в предвыборных гонках, забываем о партийной принадлежности, начинаем играть для города. Я была, скажем так, в восторге и думала: Неужели пришел человек, который сможет по-новому руководить и забудет эти коммунистические приемы, и наконец-то начнется конструктивный диалог громады, и мы начнем его менять этот город. Я не скажу, что он был плохой, но здесь был застой, здесь не было ничего такого, что привлекало бы в город, начиная от инвестиции, заканчивая молодежью. Которая уезжала отсюда.

Алексей МАЦУКА: Но так уже было долгое время.

Ольга АЛТУНИНА: Так было долгое время. То есть ничего не менялось.

Алексей МАЦУКА: Но и сейчас, вы знаете, я иду по городу и вижу массу объявлений: «Москва – Питер», «Москва – Питер», и автобусы мотаются туда-сюда, отсюда, и люди уезжают тоже.

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что это не потому, что здесь ничего не меняется. В четырнадцатом году очень много людей туда уехало, потому что давайте мы ни кого не будем обманывать сейчас,  если много очень родственных связей, много было родственников, многие туда ездили на заработки, и в связи с войной они остались там, как-то там прижились, как-то снимают жилье, как-то там. Там тоже не сахар. Я не думаю, что кто-то там стал миллионером и нормально себя чувствует.

Алексей МАЦУКА: Хорошо, если вернутся к Славянскому городскому совету, изменения есть или изменения все также, все также…

Ольга АЛТУНИНА: Они тяжелые, они идут тяжело очень, но я думаю, что они идут.

Алексей МАЦУКА: В чем они проявляются?

Ольга АЛТУНИНА: Они проявляются в том, что городской совет стал более открытым. Против его воли фактически, но это случается. Если вы обратили внимание, вот первая наша победа, которую мы одержали, как фракция, хотя нас очень мало, всего три человека, но то влияние, которое мы первые оказали на Городской совет, мы приняли регламент, который позволил транслировать полностью все заседания, все сессию Городского совета в онлайн-режиме, то есть человек, и записи есть, они на сайте…

Алексей МАЦУКА: Вы думаете это кому-то нужно?

Ольга АЛТУНИНА: Я объясню, мне казалось, что да, что это нужно всем и люди будут интересоваться и наконец-то смотреть. Когда мы запустили, я вам потом позже расскажу об этом гранте, очень интересный грант, мы его, кстати, выиграли, для позорности демократизации процессов, которые происходят  в городском совете. И установили систему голосования, если вы видели, зал заседания городского совета он очень изменился.

Алексей МАЦУКА: Я его видел и до войны и во время и войны и теперь.

Ольга АЛТУНИНА: И теперь после. Он лицо свое поменял.

Алексей МАЦУКА: Он действительно поменялся, да. Там есть система электронного голосования.

Ольга АЛТУНИНА: Система голосования, да. Это, может кто-то не понимает насколько это важно и как это поменяло, но я вам скажу, что первое, как пример, когда мои избиратели попросили, как примитивный пример, он не влияет на общую картину, тем не менее, когда мои избиратели попросили поставить новую детскую площадку, потому что мой округ самый густонаселенный.

Алексей МАЦУКА: Это какой район?

Ольга АЛТУНИНА: Это район, микрорайон Артема, возле университета, педагогического университета, и я попросила своих коллег поддержать меня установить там детскую площадку. Все проголосовали против. А вот когда установили систему электронного голосования, и голосование стало поименным, то есть каждый: Иванов, Петров, Сидоров, его голос был виден, и они понимали, что если они проголосуют против, то им нужно будет объяснить, почему они против детской площадки. Это приметный пример, но он показал, как персонализация ответственности его голос влияет на…

Алексей МАЦУКА: То есть они хотели вас легитимироваться, таким образом, в вашем округе, чтобы сказать, что вы, как оппозиция. Вы оппозиция здесь считаетесь?

Ольга АЛТУНИНА: Фактически, да. Да.

Алексей МАЦУКА: Да. А БПП – здесь оппозиция? Потому что у них во фракции столько же депутатов, как и у вас.

Ольга АЛТУНИНА: Если вы зайдете на портал «ваш депутат», то вы увидите, как они голосую, и это будет ответом.

Алексей МАЦУКА: То есть они вместе с «Оппозиционным блоком»?

Ольга АЛТУНИНА: Синхронно с «Оппозиционным блоком» зачастую. Очень редко, когда они поддерживают наше предложение, вот те, которые касались земли, там были незаконное выделение земельных участков, они нас поддерживали. За это мы им очень благодарны. Но в основном они голосуют, я не скажу, что мы в оппозиции категорично и по каким-то ключевым вопросам, в большинстве, если вы поднимите голосование за бюджет, за какие-то программы социально-экономического развития, за важные программы, мы, конечно же, поддерживаем, потому что это нужно для развития города. Но есть моменты, где нарушается законодательство, где есть не качественно подготовленные решения, где решение, которые принимаются – нарушение Регламента. Вот, вчера, если вы смотрели сессию, встал один из депутатов из «Голоса» и говорит: Давайте выделим землю вот там-то. У нас нет на руках ни документа, ни проекта решения, ни адреса.

Алексей МАЦУКА: Тогда вы скажите, зачем вы этим всем занимаетесь? Какой ваш мотив?

Ольга АЛТУНИНА: Я делаю это для себя. Я хочу, чтобы здесь город приобрел другое лицо. Я хочу, чтобы здесь оставалась молодежь, чтобы они никуда не уезжали?

Алексей МАЦУКА: Вы в это верите?

Ольга АЛТУНИНА: Это не случится не сейчас, я не романтик, это не случится ни сейчас, ни через 10 лет, но если для этого ничего не начинать делать сегодня, то это не изменится и через 20 лет.

Алексей МАЦУКА: Просто база для того, чтобы здесь люди оставались. Мы недавно делали все ж это с Дружковки. И мы столкнулись не с очень хорошей картиной там, в отношении оставшихся, уехавших. То есть реально люди уезжают, люди пытаются найти себя в каких-то более крупных городах, где-то найти больше возможности для заработка, и так далее. В Славянске традиционно всегда был пенсионный город такой, где большинство было пенсионеров, студенты приехали и уехали. И мы сталкиваемся с проблемой и наша редакция здесь также, что касается молодежи, да, и молодых специалистов здесь.

Ольга АЛТУНИНА: Я вам скажу на своем примере, мой сын окончил университет днепропетровский и уехал учиться за границу. Я очень сомневаюсь, что он вернется сюда в Украину. Зачем молодому человеку, который знает несколько языков, который фактически, ну у него есть там стаж работы, и он профессионал, зачем ему сюда ехать?

Алексей МАЦУКА: И как вы собираетесь привлекать людей сюда? Как вы собираетесь оживлять *нрзб*?

Ольга АЛТУНИНА: Сейчас в ситуации той, что рядом идет война, это невозможно, это не случится сегодня. До тех пор пока не освободится Донбасс, вряд ли здесь что-то будет. Сюда никто не заведет инвестиции и для этого сам город ничего не делает. Где у нас хотя бы одно место под технопарк, где у нас аукционы, чтобы предприниматели начали развиваться. То есть мы сами для этого ничего не делаем.

Алексей МАЦУКА: Но ведь председатель областной администрации Жебривский постоянно говорит о том, что технопарки будут, о том, что инвесторы сюда должны прийти…

Ольга АЛТУНИНА: Прошло три года, покажите мне хоть один технопарк.

Алексей МАЦУКА: О том, что куркули, вы не куркуль, кстати?

Ольга АЛТУНИНА: Нет, я не куркуль. Но акция сама по себе очень хорошая. Наконец-то это начали делать и это здорово. И эти все моменты я очень поддерживаю. Создать технопарк – это не проблема. Нужна политическая воля и все. Но мы должны тоже понимать, что сегодня сюда инвестор не зайдет, инвестор иностранный тем более, потому что, кто зайдет на территорию, где за 80 километров идет война? Ну, вряд ли. Это случится тогда, когда события успокоятся.

Алексей МАЦУКА: Если сейчас примут изменения и в закон, я имею в виду, и в ситуацию со статусом антитеррористической операции, и лишат Славянск прав как орган местного самоуправления, и скажут, что здесь должна быть военная администрация, вы поддержите такую идею?

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что нет. Это будет неправильное решение.

Алексей МАЦУКА: А ваша партия поддерживает.

Ольга АЛТУНИНА: Это нужно было сделать, я не фанат 100-процентной партии, я человек, у которого есть свое мнение, я вижу многие вопросы немножко по-другому, чем партия.

Алексей МАЦУКА: Наталию Веселову исключили из фракции, народного депутата, вы знаете, вы с ней, наверное, встречались здесь, она сюда приезжает, я вижу в Инстаграме постоянно фотографии, из-за того, что она внесла законопроект об отмене блокады неконтролируемой территории. Для вас это актуально, вашей фракции, вашей маленькой команде, и вот здесь, в Городском совете, подобные глобальные вопросы они как-то влияют на вашу жизнь, на жизнь Славянска?

Ольга АЛТУНИНА: Я скажу так, нас пытались втянуть в большую политику и мы отказались от этого, потому что мы не играем в большие игры, нас интересует только город. В большие игры политические, у каждого есть свои, скажем так, интересы, и каждый *нрзб*.

Алексей МАЦУКА: А зачем вы тогда взяли бренд «Самопомощь» себе для выборов в городской совет?

Ольга АЛТУНИНА: В общем, идеология партии мне близка и мне понятна. На тот момент, когда Славянск освободили, давайте проанализируем все партии, которые были, я не хочу сейчас каждую, по ней пройтись, потому что…

Алексей МАЦУКА: То есть это было продиктовано требованием времени того?

Ольга АЛТУНИНА: Совершенно верно. Да. Я не являюсь членом партии, но я баллотировалась от этой партии. Что касается закона, который Наталья зарегистрировала, мы с ней долго на эту тему говорили. Потому что мы были знакомы, мы учились вместе в институте и в одной группе, поэтому мы достаточно близки, но в этом решении я ее не поддержала.

Алексей МАЦУКА: То есть вы считаете, блокаду нужно продолжать?

Ольга АЛТУНИНА: Вопрос там не в блокаде. Там в экономике. Экономика и пассажирские перевозки. Мне это непонятно, но возможно мне это не понятно, потому что я не знаю многих, большой политической игры, я не знаю статистики, я не знаю экономических показателей, я не знаю, как это можно было сделать, как это можно реально сделать. Мне это не понятно.

Алексей МАЦУКА:  Скажите, а у вас бизнес какой?

Ольга АЛТУНИНА: Мой бизнес… Я занималась, порядка восьми лет я занималась землеустроительной деятельностью, я занималась проектами отвода земли в аренду, в собственность и так далее. Сейчас я этот бизнес прекратила, потому что мне это мешает реализовывать то, чем я занимаюсь в городском совете. Потому что я очень хорошо знаю земельное законодательство, это мой конек, и я очень хорошо в этом ориентируюсь.

Алексей МАЦУКА: Ну, хорошее, выгодное дело.

Ольга АЛТУНИНА: Дело очень выгодное, этот тот бизнес, который меня очень долгие годы кормил. Но нужно потерять меньше, чтобы получить больше.

Алексей МАЦУКА: То есть сейчас вы больше как общественный активист, да, в каких-то грантовых проектах участвуете?

Ольга АЛТУНИНА: Да, я поучаствовала в одном, когда меня спрашивают, почему в Славянске не получается наладить другой взгляд на политику, другой взгляд на власть, я ощущаю это на себе, потому что как только я зашла, как депутат, в Городской совет, даже отношение ко мне моих близких друзей изменилось. Потому что я в этот момент, в момент захода в Городской совет, стала властью. А власть у нас, как всегда, это плохо, это плохие, это грязь, это болото и так далее.

Алексей МАЦУКА: Это так считает кто?

Ольга АЛТУНИНА: Это так считает большая часть населения.

Алексей МАЦУКА: А почему же тогда за Штепу такой рейтинг?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, вопрос же не в ее управлении городом, а вопрос в личности. Харизматичная личность, яркая, немного странная. У каждого человека есть свои фишки какие-то. У нее свои есть, за это ее…

Алексей МАЦУКА: Скажите, сегодня костяк, обновленный такой костяк новой элиты Славянска, он виднеется где-то или это пока такой единичный, одиночной инициативы люди. Ну, вот, я могу вас причислить к элите Славянска, да. Я могу сказать, что есть некоторые инициативы и движения, которые появляются в Краматорске и здесь. Вы чувствуете какое-то единство в этих отношениях, я не знаю, какую-то координацию?

Ольга АЛТУНИНА: Единство с властью?

Алексей МАЦУКА: Нет-нет, друг с другом.

Ольга АЛТУНИНА: Между, друг с другом.

Алексей МАЦУКА: Да. В этом комьюнити оно вообще есть? Или это гражданское общество, оно в состоянии только зародыша? Ваша оценка.

Ольга АЛТУНИНА: Оно только строится. Некоторые направления получили очень сильный толчок, и они действительно уже стали на ноги.

Алексей МАЦУКА: Например?

Ольга АЛТУНИНА: Если мы говорим о молодёжи, например, мы говорим о теплице. Они уже стали на ноги, они достаточно самостоятельные, они достаточно активные, их знает большая часть населения, но вот же время я должна сказать, вот тот проект, который мы с вами говорили, чем я, как общественник, занимаюсь, да…

Алексей МАЦУКА: «Киевский диалог»?

Ольга АЛТУНИНА: «Киевский диалог», да. Это украино-немецкий проект и основная его идея налагоджения диалога между властью и общественностью. А общественность, она не действует в едином порыве. У каждого свое направление.

Алексей МАЦУКА: А опишите общественность Славянска. Это кто?

Ольга АЛТУНИНА: Я если можно отойду чуть в сторону. Сегодня я смотрела интервью городского головы, пресс-конференцию его и он сказал, журналист какой-то ему задал вопрос и он говорит: Вы уже, как общественный деятель. И это прозвучало как…

Алексей МАЦУКА: Это Лях ответил журналисту?

Ольга АЛТУНИНА: Да. И это прозвучало в таком унизительном, и меня это так задело. А есть куча общественников, например, Женя Алфимова, которая занимается «Сквером мечты». Человек не получает никаких денег, у нее нет никаких грантов, вот просто она хочет сделать свой город другим, она хочет, чтобы этот город был зеленым, чтобы он был красивый. Это тоже общественная деятельность. Деятель – это плохо? Та же теплица. Это плохо?

Алексей МАЦУКА: Нет. Это хорошо.

Ольга АЛТУНИНА: Даже, если знаете…

Алексей МАЦУКА: Просто, видите, у нас часто общественная деятельность, извините, вы хотели еще закончить?

Ольга АЛТУНИНА: Да, я хотела сказать, если знаете, очень популярны последние время на Фейсбуке, стал очень активный общественный деятель Наталия Бондаренко. Она занимается с людьми поважного вику, как она говорит, вот скандинавская ходьба, они там ездят…

Алексей МАЦУКА: Со Славянска?

Ольга АЛТУНИНА: Да, со Славянска. Они ездят на экскурсии. Очень активная деятельность. Она тоже общественный деятель. Это тоже плохо?

Алексей МАЦУКА: Видите, хорошо, что вы рассказали, потому что я не настолько погружен, хоть мы и в Славянске, но не настолько погружен в местный процесс.

Ольга АЛТУНИНА: То есть, есть классные идеи, есть классные проекты, но почему-то городская власть воспринимает, как врагов. То есть нужно наладить…

Алексей МАЦУКА: Может быть, смешение происходит, где общественная деятельность и общественный активист, и политический деятель, тот, который борется против этой власти или за власть, за то, чтобы на выборах что-то сделать. Например, Олег Зонтов. Он общественный деятель или он партийный деятель?

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что это политическая фигура, которая на небосклоне. Вы же сами видите, какую общественную активную деятельность он начал. То есть, я думаю, что это политическая фигура. Общественная деятельность, вот то, что он начал сейчас, как там, «Краща віра», у него называется акция, да?

Алексей МАЦУКА: Я не в курсе.

Ольга АЛТУНИНА: Он встречается с местными жителями, занимается с детьми, с взрослыми разговаривает…

Алексей МАЦУКА: Это под флагом какой партии?

Ольга АЛТУНИНА: Это не партии, я так понимаю, партию он не выбрал или еще не озвучивает ее, это общественная организация. Я не могу вспомнить ее название.

Алексей МАЦУКА: Ну, хорошо, мы у него потом спросим отдельно. То есть основной акцент на том, что есть политические деятели, а есть общественные деятели. И часто получается так, что действующая власть воспринимает общественных деятелей, как политических деятелей. Это заблуждение, я так понимаю, по вашей версии?

Ольга АЛТУНИНА: Однозначно. Мы знаем с вами кучу фигур в городе, которые позиционирую себя, как общественники, на самом деле мы понимаем, что люди в дальнейшем будут претендовать на какие-то политические дивиденды.

Алексей МАЦУКА: Да-да. Это ка из журналистикой. Кстати, на счет журналистики. Расскажите, откуда в Славянске люди получают в основном новости?

Ольга АЛТУНИНА: Я активный пользователь Фейсбука, я читаю деловой Славянск, газету объявлений «62-62». Это то, что я смотрю. Но учитывая то, что я сейчас нахожусь непосредственно в Городском совете, то я могу напрямую черпать информацию из тех решений, которые мы принимаем.

Алексей МАЦУКА: А пропаганда российская, здесь чувствуется ее влияние?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, лично я нет, потому что я подключена к кабельному телевидению, поэтому у меня, допустим, нет…

Алексей МАЦУКА: Нет, я имею в виду, вот люди на улице, общение, ваш круг друзей, знакомых, я не знаю, избиратели ваши. Может быть, какие-то тезисы они рассказывают. Вот что-то такое, что из земли можно прочувствовать.

Ольга АЛТУНИНА: Ну, много настроений пророссийских, мне так кажется. Но это мое ощущение. До тех пор пока я общаюсь в кругу моих друзей, своих близких мне по духу людей, конечно, я этого не ощущаю, а где-то там прибываю в иллюзии, что все хорошо, у нас все замечательно, Славянск – це Украина, да. Как только я начинаю общаться даже со своими избирателями, как только я прихожу во дворы, как только у них есть вопросы ко мне, да, мы встречаемся с моими избирателями, и уже дальше, в доверительной беседе, они начинают рассказывать не очень для меня понятные вещи. И очень сложно строить диалог. До тех пор пока мы не касаемся вопроса «Украина. Россия», у нас замечательный диалог получается.  

Алексей МАЦУКА: Что с этим делать, как вы думаете?

Ольга АЛТУНИНА: Разговаривать.

Алексей МАЦУКА: И кто должен взять на себя эту функцию? Кто у нас настолько авторитетный в Славянске, на Донбассе, кто бы мог сшить разных людей между собой?

Ольга АЛТУНИНА: Мне кажется, это должна быть синергия и власть, и общественность, и власть не только местная, но и власть центральная. Потому что то, что мы получаем, тот продукт, вот я приезжаю к родителям на дачу, да, у них нету кабельного телевидения, у них стоит тарелка, и оттуда просто сыпется качественный российский продукт, качественный. И если его смотреть с утра до вечера, то я представляю, что там, в голове рождается, какой там винегрет. И тогда там происходит диссонанс в голове.

Алексей МАЦУКА: Вы думаете, если украинское телевидение смотреть, винегрета не будет?

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что нужно ограничить эту пропаганду российскую. Чуть-чуть будет по-другому восприниматься все. Все-таки мы живем на Украине, и поэтому… А перекрыть эти каналы может только центральная власть. У них есть полномочия, технические средства и так далее. Если они заинтересованы в своем Донбассе, в украинском Донбассе.

Алексей МАЦУКА: Вы, как депутат, наверняка точно знаете ответ на следующий вопрос, потому что от этого зависят и полномочия, в том числе Славянского городского совета и полномочия уже вот этих новых объединённых громад. Что сейчас происходит с объединением поселков и небольших этих городков вокруг Славянска в единую громаду? Я знаю, у нас в Мариуполе проблема есть, там конфликты возникают между громадами, есть, тут недавно в 12 часов ночи нам в редакцию звонили жители пгт Солнцевка, как-то так называется, жаловались, что они не хотят тоже присоединяться. Славянск - Былбасовка. Былбасовка – это вот здесь недалеко тоже населенный пункт, тоже, я так понимаю, какое-то есть напряжение. И это напряжение оно возникает по следам реформы. Как его снять, что делается, как это обсуждается на сессиях, как это люди понимают на местном уровне?

Ольга АЛТУНИНА: На сессиях не обсуждается, и я думаю, что людям это не интересно, ну, если города нашего. Если в детали уже залазить, то в Былбасовке…

Алексей МАЦУКА: Если стратегически посмотреть вперед.

Ольга АЛТУНИНА: Если стратегически посмотреть вперед, то объединение однозначно будет. Вопрос только времени. Если бы мы это сделали раньше, то мы бы получили большие достаточно средства в бюджет. Плюс за объединение территориальных громад. То есть те, кто сделали это первыми, они получили достаточно приличный плюс в бюджет. Мы этого не сделали, поэтому мы пойдем по перспективному плану. В любом случае нас объединят. По поводу объединения Славянска с кем-то, скажу одно, Андреевка поселковая, которая, скажем так, нищая, в бюджете нет ничего, Былбасовка, тоже дотационная полностью. И когда двое нищих женятся, они богатыми не становятся. Поэтому кто выиграет и кто проиграет? Проиграет однозначно Былбасовка и Андреевка. 100 процентов, если здесь будет городской совет в городе, сюда будут избираться депутаты, сколько человек зайдет от Андреевки или от Былбасовки, и как они будут свои интересы защищать?

Алексей МАЦУКА: То есть, вы имеете в виду, что этот процесс, он не правильный, децентрализация?

Ольга АЛТУНИНА: Он абсолютно правильный, но вопрос как правильно это сделать. То есть вот те перспективные планы, которые утверждала Облгосадминистрация, например, у меня к ним масса вопросов, и масса вопросов есть у других населенных пунктов, если вы знаете по Новогродавке. Сколько им стоило борьбы и сколько они ездили в Киев и просили, чтобы их включили в перспективный план. То есть, они готовы объединяться, они хотят объединяться.

Алексей МАЦУКА: У вас ведется диалог с Областной администрацией каким-то образом? Я не знаю, областная партийная организация у вас существует?

Ольга АЛТУНИНА: Нет. Не существует.

Алексей МАЦУКА: То есть вы настолько автономны, что ваша Славянская напрямую Киеву подчиняется?

Ольга АЛТУНИНА: Да.

Алексей МАЦУКА: И как у вас диалог строится с областными властями?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, когда нам нужно какие-то вопросы решить, то мы обращаемся в Областную администрацию.

Алексей МАЦУКА: Вы с губернатором хотя бы раз говорили?

Ольга АЛТУНИНА: Да.

Алексей МАЦУКА: И о чем?

Ольга АЛТУНИНА: Мы говорили через его помощников, мы говорили, когда нам нужно было решить вопрос по «Прозоро». Когда внедряли «Прозоро» и мы хотели занизить этот порог. И у нас это получилось.

Алексей МАЦУКА: А сейчас в Славянске 5 тысяч гривен, по-моему?

Ольга АЛТУНИНА: Нет, так как в законе: 200 тысяч для услуг и работ и полтора миллиона для работ.

Алексей МАЦУКА: Ну, был в этой студии недавно Вадим Лях и жаловался на «Прозоро», что нет подрядчиков, которые вовремя могут приходить. Но потом я разговаривал с депутатом Найемом, он сказал: Ну, так, извините, это же задача мера найти этих подрядчиков. Кто прав в этом споре?

Ольга АЛТУНИНА: Сейчас без «Прозоро» как будто нету подрядчиков. Ну, есть же подрядчики, правда? А почему их нету когда «Прозоро», когда конкурс? Потому что цена понижается, потому что вместо того, кого выбирает мэр в одиночку, сейчас подрядок кто получает?

Алексей МАЦУКА: Кто положит туда…

Ольга АЛТУНИНА: Нет. Кого определяет мэр.  Ну, нету же «Прозоро» до полтора миллиона. Если работа стоит миллион, построить тротуар, то мэр сам определяет одного человека. В если бы было через «Прозоро», то было бы, то же самое. Был бы этот человек, который сейчас это делает и плюс один, который бы понижал порог.

Алексей МАЦУКА: То есть вы видите в этом признаки коррупции?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, конечно.

Алексей МАЦУКА: Думаете, есть откаты в Городском совете и у мэра?

Ольга АЛТУНИНА: Я не могу об этом говорить, потому что я за руку не ловила, это не моя работа. Это работа правоохранительных органов. Но если бы все было открыто, то зачем отменять «Прозоро». В Мариуполе сейчас пять тысяч и никому не мешает, и «Прозоро» хорошее и работает, и все замечательно, и выполняются работы и ремонты, и строительство, и посмотрите на каком месте Мариуполь по рейтингу городов района. И «Прозоро» не мешает, то есть из серии «плохому танцору».

Алексей МАЦУКА: Вы маленькая группа депутатов, вы и есть еще ваш коллега Гармаш депутат?

Ольга АЛТУНИНА: Нет, Кушнарев и Качков.

Алексей МАЦУКА: Да-да, Кушнарев, я имел в виду. И вы, вот, какой ваш перспективный план дальше. Следующие выборы, вы думаете об этом, вы хотите что-то поменять еще больше. То есть, какой у вас план на завтра? План на будущие для вашего города и для нашего Донбасса.

Ольга АЛТУНИНА: Для города, лично наши планы, мы пока еще принципиального решения не принимали. Пока мы хотели сделать то, за что мы взялись. Наша задача. Мы в отличие от других партий и фракций, мы написали программу, то есть у нас была программа. Мы хотели прозрачности, мы хотели, ну там. Есть несколько позиций…

Алексей МАЦУКА: Но это не та ли программа одинаковая для всех филей «Самопомощи»?

Ольга АЛТУНИНА: Нет. «Самопомощь», кстати, мы долго просили: Дайте нам программу, от чего хотя бы оттолкнутся, чтобы оно коррелировалось с вашей программой. Но там такие вещи декларативные, скажем так. Поэтому мы написали свою программу, она состоит всего из восьми пунктов. Мы понимали, что много мест мы не возьмем в городском совете, поэтому написали мы то, что мы видели и оно близкое к реальности. И мы практически за полтора года все эти пункты выполнили. То есть, они касались прозрачности, доступности, учитывая то, что у нас один человек из команды, он является Интернет-провайдером, то мы говорили о бесплатном Wi-Fi, о бесплатных вот этих камерах, которые по всему городу. Он и его команда смогли обеспечить. И сейчас он продолжает это делать. Допустим недавно в сквере «Мечта» была установлена камера очередная тоже из собственных средств, для того, чтобы можно было в силу наших возможностей, дать возможность людям хотя бы чуть-чуть понимания безопасности, ощущения безопасности.

Алексей МАЦУКА: То есть, планов на завтра у вас нет?

Ольга АЛТУНИНА: Не следующие выборы пока нет. Мы хотим этот срок качественно отработать. И потом по итогу обернутся назад, и посмотреть, насколько мы смогли. Если за это время мы сможем достойно показать свою работу, к нам присоединиться большое количество людей, которые готовы будут нас поддержать, то конечно мы будем идти и …

Алексей МАЦУКА: Но рейтинг «Самопомощи», я смотрел по этому округу, очень низкий сейчас, практически 1%.

Ольга АЛТУНИНА: Ну, если вы обратили внимание, то по округу, вы имеете виду, тот рейтинг, который я видела, который выкладывали недавно на Фейсбук?

Алексей МАЦУКА: Да-да.

Ольга АЛТУНИНА: Это рейтинг Донецкой области. Я вам скажу, что в Донецкой области нас всего трое.

Алексей МАЦУКА: То есть, в Мариуполе и нигде нет?

Ольга АЛТУНИНА: Нигде нету.

Алексей МАЦУКА: А почему?

Ольга АЛТУНИНА: На всю Донецкую область нас трое.

Алексей МАЦУКА: Это вас партия не хочет развивать или люди не хотят брать бренд этой партии?

Ольга АЛТУНИНА: Я не могу, как бы сказать, наверняка, что об этом думает партия, но в 2014-м году, ну, в Славянске «Самопомощь», ну давайте честно, ну это было нереально.

Алексей МАЦУКА: В 2014-м году?

Ольга АЛТУНИНА: В 2015-м году, когда были выборы. Тогда, когда все здесь, вы сами сказали в начале нашей передачи о том, что здесь всегда была «Партия регионов». «Коммунистическая», а потом – «Партия регионов». Завести сюда «Самопомощь» - это было просто нереально. И такие, как Славянск, большинство городов в Донецкой области.

Алексей МАЦУКА: Это не «Самопомощь» зашла, это ваши были фамилии, прекрасно все знают вашего провайдера. О котором вы сказали, знают вас, знают инициативы, которые здесь делают местные активисты. Это просто выбор был, как вы говорили, этого бренда. Это не партия, как парашютист, сюда прилетела, понимаете.

Ольга АЛТУНИНА: Ну, партия дала свой рейтинг, и мы добавили своим имиджем. В других городах были выборы, баллотировалась «Самопомощь» по Покровску, по Мариуполю, и, по-моему, все, и по Краматорску, прошу прощение.

Алексей МАЦУКА: Но если партия в Киеве хотела, наверняка бы они укомплектовали бы все списки или нет?

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что в 2015-м году «самопомощь» не верила, что в Донбассе может быть «Самопомощь».  Я так думаю.

Алексей МАЦУКА: Не является ли это заблуждением, что ли?

Ольга АЛТУНИНА: Я думаю, что мы показали результат. Может быть, теперь отношение поменяется у Донбассу, что мы можем быть другими, что мы можем двигаться вперед, что мы можем двигать демократические процессы какие-то, что у нас нету каких-то там личных интересов, каких-то, не меркантильных, ни каких-то других, что мы готовы менять город, реально менять.

Алексей МАЦУКА: Сегодня быть в оппозиции здесь это опасно?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, вы имеете физические угрозы.

Алексей МАЦУКА: Вообще любые опасности. Это может быть что угодно.

Ольга АЛТУНИНА: Ну, скажем так, это нелегко, но я не думаю, что это представляет опасность сегодня. Это сложно. Это забирает массу сил, личного времени. Эмоциональное состояние. Особенно после первых сессий, я была как выжатый лимон, я не верила, что вот так вот можно. Ну, потом я сняла розовые очки, когда меня несколько раз обманули, когда несколько раз не прошли те решения, которые фактически на комиссиях были приняты решения, я сняла свои розовые очки. Потом был такой период фрустрации, когда я не понимала, зачем я тогда это делаю, зачем я иду против ветра, когда не поддерживает большинство даже моих соратников. Ну, со временем, проходило время, и я понимала, что мы все делаем правильно. Может этих изменений не видно, но они фундаментальны. Вот то, что мы заложили в регламенте о прозрачности, о доступности, сейчас я думаю, что благодаря «Киевскому диалогу» получилось наладить диалог. И я думаю, что спустя два года Вадим Михайлович никогда не скажет о том, что громадский дияч – это плохо. Мне очень хочется запустить очень классный проект «Громадский бюджет». Если мы населению покажем, что можно участвовать в принятии управленческих решений внутри города и быть причастным к распределению этого бюджета, тогда жители чуть по-другому посмотрят и на власть и на развитие города. И на своего двора личного.

Алексей МАЦУКА: Практический вопрос. Сколько в Славянске стоит буханка хлеба сейчас?

Ольга АЛТУНИНА: Я хлеб не ем, худею.

Алексей МАЦУКА: Хорошо. Троллейбус, проезд сколько стоит?

Ольга АЛТУНИНА: Личный транспорт. Задайте какой-то другой вопрос.

Алексей МАЦУКА: *нрзб* как-то вы. Хорошо, такие продукты первой необходимости, которые можно купить, их цена адекватная для местного населения?

Ольга АЛТУНИНА: Она очень высокая. Когда я выхожу, я сама делаю покупки, когда я выхожу из магазина, мне просто печально, как простой человек, получая, особенно пенсионер, как он, получая такую пенсию, как можно на такую пенсию жить.

Алексей МАЦУКА: Вот отсюда у меня вопрос. Не разобьются ли эти планы о диалоге, о гражданском обществе, о свободе просто, об эту серую бытовуху и нищету?

Ольга АЛТУНИНА: Ну, однозначно мы не увлечем весь город. Весь город мы не вовлечем, я даже не питаю иллюзий по этому поводу. Но есть куча людей, у которых есть желание это делать, и это не зависит от их финансового состояния. Есть куча переселенцев, которые голые и босые сюда приехали, которым государство ничем не помогло, которые сами как-то копошатся, пытаются…

Алексей МАЦУКА: Это студенты. Я переселенец тоже.

Ольга АЛТУНИНА: Тем более. Вы меня как никто понимаете. И они приехали без какого-то ресурса финансового. И у них получается, они двигаются вперед. Люди, которые хотят, у них получается. Вижу цель – не вижу препятствий. Я тоже из этой серий, и как бы в жизни всего добивалась сама. Я думаю тот, кто захочет, тех, кого мы сможем заразить вот этой энергией, я думаю, шанс есть. Вопрос только времени, это долгий процесс, это кропотливый процесс, но у нас есть желание, и есть люди единомышленники, которые готовы нас в этом поддерживать.

Алексей МАЦУКА: Хорошо. Спасибо вам за ваши ответы, за вашу честность, искренность и я вам желаю удачи в вашей работе в городе Славянске.

Ольга АЛТУНИНА: Спасибо вам большое.

Алексей МАЦУКА: Все. Спасибо.

 

0

СЮЖЕТЫ
«Бюджет участия»: как жители Славянска сами могут улучшать город
В Славянске презентовали проект «Бюджет участия».
14 ноября, 08:03
Новая жизнь переселенцев: от продажи авто к индустрии красоты
С начала года в Мариупольском центре занятости на учет стали более 10 тысяч человек.
14 ноября, 07:59
Безвиз для жителей зоны АТО: очередь за паспортом на несколько месяцев
Ситуация осложняется трудностями пересечения линии разграничения.
14 ноября, 07:38
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ