Взгляд из Донбасса: мэр Славянска Вадим Лях о реформах, Штепе, Королевской, патриотах

Взгляд из Донбасса: мэр Славянска Вадим Лях о реформах, Штепе, Королевской, патриотах

Вадим Лях Вадим Лях

Алексей Мацука - Мы продолжаем серию встреч с местными лидерами, представителями местных элит на Донбассе, мэрами, активистами, лидерами политических партий и называем все это условно «взгляд из Донбасса» на те инициативы, которые приходят в этот регион из Киева, от правительства, Верховной Рады, президента и всевозможных аналитических центров. И сегодня в студии у нас Вадим Лях. Это городской голова города Славянска. Добрый день.

Вадим Лях - Добрый день.

Алексей Мацука - Спасибо, что нашли время для нашего небольшого эфира. Я думаю, будет интересно услышать вашу оценку тех инициатив и предложений, которые постоянно, судя по моим наблюдениям, приходят в Славянск, в Краматорск, приезжают всевозможные группы реформаторов, каких-то активных деятелей, инициатив и так далее. И первый вопрос о реформе децентрализации. Сегодня Славянск уже определился в какую-то громаду, как это называется.

Вадим Лях - Действительно, процесс децентрализации, подготовки начала этого процесса уже давно, еще с 2013 года. И первые семинары, которые проводились в городе для чиновников, в том числе и для мэров, они начались очень давно. А в реальную плоскость вступили все эти процессы, когда началось перераспределение налогов, что немаловажно для местных властей. На сегодняшний день большая часть налогов, которые раньше уходили в Киев, они остаются на местах. Но с формированием доходной части увеличивается и расходная часть. Здесь, как правило, на это меньше обращают внимания. Акцентируют больше внимания на то, что больше денег остается на местах. И это факт. В чем еще плюс? В том, что местные громады могут самостоятельно определяться, куда эти деньги потратить. И не нужно постоянно где-то ездить, просить для того, чтобы решить такие небольшие, может быть, но очень важные для города проблемы.

Алексей Мацука - То есть это плюс. А какой минус вы, как мэр, видите?

Вадим Лях - Минусы я пока не вижу. Потому что как может быть плюс, когда у тебя остается больше денег. Вопрос в другом. На сегодняшний день, наверное, все должно быть сбалансировано. Если сегодня многие административные услуги, которые остаются на местах или для их администрирования необходимо кадры и дополнительные расходы, в том числе на зарплату, на кабинеты, на оформление, на оргтехнику, это все тянет большую копейку. И когда нам с одной стороны говорят: «Давайте сокращайте аппарат чиновников, приводите его в соответствие», то тоже надо оптимизировать. Но, с другой стороны, каждый год мы добавляем новый отдел, связанный именно с децентрализацией, потому что количество административных услуг, которые сегодня предоставляет наш город, городской совет жителям нашего города, уже больше двухсот.

Алексей Мацука - Одно из опасений реформы децентрализации, что многое будет возложено вплоть до покупок пожарных машин, автомобилей скорой помощи на городской совет. Вы потянете эти расходы?

Вадим Лях - Наш бюджет города всегда был дотационным. И он был где-то 70 на 30 в разные года, но приблизительно в такой пропорции. Последние два года мы видели перевыполнение поступления от 20% до 40%. И удалось накопить определенные деньги, которые в этом году уже потрачены. Сегодня в городе Славянске ситуация такова, что по результатам полугодия 6,8 миллиона мы недобрали от запланированных, то есть получается такая дырка в размере почти 7 миллионов, которые предстоит компенсировать за счет следующего полугодия. Как будет обстоять дело, я сейчас не могу сказать, потому что вижу только одно, что наполнение идет за счет НДФЛ. Это основной источник пополнения местной кассы. И идет он, к сожалению, не за счет бизнеса, а за счет бюджетных организаций. То есть фактически одной рукой мы платим нашим бюджетникам (образование, медицина и так далее), люди получают «по белому» зарплату и отчисляют НДФЛ, который опять возвращается в местную казну. Из десятка основных лидеров, которые на сегодняшний день являются плательщиками НДФЛ, только два частных предприятия, все остальные восемь – это государственные предприятия. Поэтому здесь потенциал наш, на котором мы сейчас работаем. И вы видите по нашему городу такие устрашающие акции с правоохранителями по поводу призвать предпринимателей платить налоги.

Алексей Мацука - Вы имеете в виду керамики.

Вадим Лях - В том числе и керамики. Это сигнал не только керамикам, потому что у нас «в черную» работает большая часть бизнеса. Здесь есть объективные причины. С одной стороны, я хотел бы обратить внимание на такую вещь. Наши города – прифронтовая зона. Ограничение проверок. С одной стороны, нам дают ресурс в виде налогов.

Алексей Мацука - Со стороны контролирующих органов.

Вадим Лях - Да. С одной стороны, дают ресурс в виде налогов, отчислений и сборов. Но надо еще собрать эти сборы. И дошло до того, что квартальные комитеты, микрорайоны, люди, которые фактически на общественных засадах, помогают нам разносить квитанции по земельному налогу, по налогу на недвижимость. Фактически они занимаются функциями налоговой. Я считаю, это неправильно.

Алексей Мацука - А почему у налоговой нет ресурсов?

Вадим Лях - В налоговой идут сокращения большие. На сегодняшний день в налоговой из трехсот до ста человек сократили количество людей. Запрещены оперативные проверки, только областному управлению. С одной стороны, мы видим, что надо помогать бизнесу, который здесь находится, какие-то льготы вводить. Но они должны получать и компенсаторы. Я имею в виду, что наша местная власть должна получать на местах компенсаторы, потому что мы не можем в полном объеме собрать деньги, которые собираются в центральной части Украины, по объективным причинам.

Алексей Мацука - Скажите, одна из причин, почему была введена реформа децентрализации, была заявлена еще в 2014 году о том, что таким образом мы будем бороться с проявлениями сепаратизма. Вы чувствуете сегодня эффект в данном направлении?

Вадим Лях - Результатом децентрализации, как финансовой, так и административной, территориальной, должно стать улучшение жизни жителя. Конечный потребитель должен почувствовать на себе, что он стал жить лучше, что у него больше услуг (раньше ходил, собирал по нескольким городам) сконцентрировано в одном месте, в одном городе, и это упрощает ему жизнь в этом городе. Это конечный результат. Поэтому оценивать надо, не как местная власть оценивает, а почувствовали ли жители нашего города, что что-то изменилось. Поэтому я думаю, что надо разделить на две части. В одном котле варятся люди, которые делают децентрализацию, начиная сверху вниз, чиновники. И другая часть – это жители нашего города.

Алексей Мацука - Вы делаете замер какой-то по популярности взглядов в Славянске, о чем люди думают?

Вадим Лях - К сожалению, на сегодняшний день люди больше думают не о децентрализации, а больше о пенсиях, зарплатах, о платежках на газ, на свет. Это людей волнует больше.

Алексей Мацука - А на каком уровне здесь протестные настроения?

Вадим Лях - Я не могу вам сказать. Замеры мы еще не делали. Однако, я не думаю, что эти замеры сильно отличаются от такой же ситуации, как в Львове или в Киеве. Потому что общий процент жителей нашей страны недоволен тем, что сегодня очень большие коммунальные платежи. Да, хороший фактор, что есть субсидия, льготы. Но этот процесс временный. Рано или поздно придется платить по счетам полностью, но для этого нужны адекватные зарплаты, адекватные доходы. И вся проблема местной власти… В районе ЖКХ мы видим много недовольства, как работает водоканал, как убирается придомовая территория, то, что в компетенции местных властей. Мы видим, что это упирается и в платежеспособность нашего населения.

Алексей Мацука - И это низкая платежеспособность.

Вадим Лях - Да. Потому что на сегодняшний день оплачивать в тех объемах коммунальные услуги, которые складываются за счет стоимости света, воды и остальных ресурсов, которые закладываются в эти услуги, сегодня цены большие, а оплаты очень низкие. Есть неплатежи, и в итоге есть такие моменты, что с 2009 года, почти восемь лет, не меняется платежка на коммунальные услуги. Я имею в виду придомовую территорию, уборку, ЖЕКов.

Алексей Мацука - То, что от местного совета зависит.

Вадим Лях - Да, то, что от местного зависит. Но тут двоякое. Сначала невозможно было это по закону поднять, потому что там определенные нормативные акты действовали: кто успел, тот смог, кто не успел в 2009 году оформить все документы, тот до сих пор не может поднять. Сейчас мы преодолели законодательно этот барьер. С другой стороны, поднятие цен должно привести к тому, чтобы улучшить услугу. Но если она не будет оплачиваться, потому что дорогая, это тоже проблема.

Алексей Мацука - Скажите, а насчет децентрализации, вы почувствовали большую независимость и свободу от областных властей?

Вадим Лях - Любой городской совет, имея дополнительный ресурс, чувствует свою экономическую независимость. Но, если взять Донецкую область, мы видим, что большие инфраструктурные деньги заходят именно в область. И от того, на чьей территории осваиваются областные деньги, очень много зависит.

Алексей Мацука - Губернатор Жебривский не так давно говорил: «Славянск не подавал проекты, потом резко стал подавать, и изменилась ситуация». Что так повлияло?

Вадим Лях - Например, взять мэра, который год-два у власти, и мэра, который 15-20 лет руководит городом.

Алексей Мацука - Как Рева (мэр Бахмута (Артемовск) - прим.ред.).

Вадим Лях - Да. Понятно, что у человека, который 15-20 лет у руля, сформирована команда, сформирован механизм. И есть определенный запас, который он сам себе создал, понимая процессы, которые его ожидают в следующем году и даже в следующей пятилетке, создал запас, меню всех этих проектов и так далее. На момент моего вхождения в должность это меню, к большому сожалению, было минимальным. Качество его было очень низким. И на это есть объективные причины.

Алексей Мацука - А почему?

Вадим Лях - Получается, с 2013-го года до военных событий и после только Олег Зонтов был, один год руководил городом.

Алексей Мацука - Кстати, как вы оцениваете его работу? Вы пришли и что увидели?

Вадим Лях - Я сейчас закончу мысль, и поговорим на эту тему. Получается, что все остальные по месяцу, по два, по три исполняющие обязанности.

Алексей Мацука - Были военные коменданты.

Вадим Лях - Да, военные коменданты. Понятно, объективно требовать, чтобы эти люди занимались в перспективе… Им надо было сегодня латать трубы, входить в зиму, они думали о завтрашнем дне. Вряд ли. Они думали, наверное, не о сегодняшнем больше. Алексей Мацука - Или о политических вопросах.

Вадим Лях - Возможно. Я сейчас не берусь оценивать. И этот первый год был направлен на работу над проектами, понимая, что в последующем при заходе денег (не только бюджетных, но не бюджетных и грантовых) эти проекты понадобятся. И сегодня мы эти проекты выдаем. Но могу сказать, что общая картина по этим проектам по всей области практически одинаковая. Они очень низкого качества.

Алексей Мацука - Это те проекты, которые подаются в областную администрацию по их запросу, конкурсу.

Вадим Лях - Да, и в областные, и в местные, и те, что мы делаем и для себя – разницы нет, хоть для ФДРР мы делаем, хоть для международных фондов. Все упирается в следующее. Я могу сказать одну вещь, понятную уже для меня. Если раньше было так: выделил деньги на безнес-сессию, через «Прозорро» нашел подрядчика, который выполнит проект, и дальше смотришь цену, которую он дал, она должна быть низкая, приблизительно 3,5-4% от общей стоимости проекта в реализации, и пройти экспертизу. Я думал, что у меня нормальный проект, который я могу подавать и в области, и здесь, проводить по нему тендера и так далее. Но практика показала, что, имея в наличии большое количество таких проектов уже с экспертизой, на выходе, когда начинаешь объявлять тендер, появляются очень заниженные цены, на которые не хотят выходить подрядчики, отсутствуют некоторые разделы, и есть проблема. Алексей Мацука - Но так это же вы ставите эти цены в «Прозорро».

Вадим Лях - Нет, не мы ставим в «Прозорро». Мы покупаем только готовый проект. А дальше эти цены утверждает государственная экспертиза. И мое мнение, что здесь нужно пересматривать подход самой работы государственной экспертизы, потому что от нее требует государство очень низкие цены давать, не давать, завышать цены. И она свою функцию выполняет. Цены можно найти очень низкие в диапазоне от тысячи до двух тысяч за окно пластиковое, которое стоит в студии, а реально меньше чем за две тысячи ты его не купишь. А в справочниках оно есть и по тысяче.

Алексей Мацука - Гипотетически.

Вадим Лях - Да. Потому что где-то оно было куплено за две тысячи километров в каком-то году какая-то партия, и она в справочник попадает, что сегодня на территории Украины можно купить окно за тысячу гривен. А если посмотреть в радиусе тысячи километров вокруг нашего города, уже и за две тысячи гривен не купишь.

Алексей Мацука - То есть выходит, что не совеем полноценная система.

Вадим Лях - Да, не очень корректная. Некорректные цены стоят, где-то завышенные, где-то заниженные. Вот так и начинает подрядчик играть: выигрывает тендер для того, чтобы заниженные цены перекрывать теми работами, которые можно подкорректировать и так далее.

Алексей Мацука - Но в Киеве представляется «Прозорро» как достаточно эффективная система, которая экономит деньги. И они рекламируются.

Вадим Лях - Второй момент экономии – цена. Я могу сказать, что я очень сильно мучаюсь с теми подрядчиками, которые дают низкую цену. Они обладают ресурсом, чтобы вкладывать свои деньги, и выходят на тендера совершенно неготовые в надежде набрать субподрядчиков.

Алексей Мацука - Я помню, вы рассказывали, как троллейбусу колесо нужно было купить, и он стоял.

Вадим Лях - Сейчас не в том дело. Сейчас уже не колесо. Мы это преодолели, отменив популистический момент занижения минимального порога закупок, отошли от этой процедуры и стали работать по закону. Это немного руки развязало. А что касается «Прозорро», мы много замечаний направили разработчикам и в область тоже направляли, и напрямую в Киев, но, к сожалению, не реагируют разработчики на эти замечания. Если во главу угла ставится только цена, то в итоге мы получаем некачественные материалы, некачественного подрядчика и, соответственно, срыв тендера. У нас некоторые тендера по три раза играются. Алексей Мацука - Мы помним ситуацию с общежитием для переселенцев.

Вадим Лях - Да. И помимо этого случаются, просто не всегда это публично освещается. Но, когда по сто дней проходит тендер, по несколько раз процедура, пока мы не найдем подрядчика, это говорит о том, что здесь что-то не так. И ошибка тут системная, не именно этот проект плохой. Инженерные кадры.

Алексей Мацука - Но ведь это и работа специалистов в городском совете, чтобы работать с предпринимателями, знать, как этот паспорт сделать. Вадим Лях - Да, обязательно. Сейчас создаем новый отдел капитального строительства, чтобы давать оценку, уже понимая это все. И когда куча экспертов поставили печати на этом документе, то думаешь, что он готовый, но на самом деле нужно, чтобы специалисты проверили, перепроверили и сделали свои замечания, возможно, вернули на повторную экспертизу там, где это не устраивает город.

Алексей Мацука - Да, и к вопросу о Зонтове. Вы вошли первый день в кабинет, что вы увидели? Какое было состояние дел?

Вадим Лях - Проработав два года, я ни разу не критиковал деятельность Олега Зонтова. И я не собираюсь этого делать, потому что я считаю, что это был переходной период. Он не выбирался. Мы получили то, что получили. Поэтому думаю, что результатом все-таки будут выборы. Я вижу, что Олег идет на выборы.

Алексей Мацука - С другой политической силой уже.

Вадим Лях - Я не вижу пока политическую силу. Я оцениваю по шагам, которые сегодня делаются. Вижу большое количество бигбордов на сегодняшний день в городе. Я вижу, что появилась платформа, с которой он заходит. Могу провести параллели. Допустим, в свое время у народного депутата Азарова был «Наш легион». У нас есть депутат Королевская. У нас есть «Дорога жизни». У нас есть депутат Олег Недава, у него есть спилка «Донбасс», такая платформа. У нас появился Олег Зонтов. У него есть, если не ошибаюсь, «Славянск – наш дом». Появилась такая общественная организация, с помощью которой он продвигается по региону. Я из этого делаю вывод, что сегодня финансы в его раскрутку вкладываются. Какой политической силой, я не знаю. На сегодняшний день она не фигурирует, но вижу, что он принимать участие будет.

Алексей Мацука - А вы себя не чувствуете временным мэром?

Вадим Лях - Я говорил о том, что буду бороться и за второй срок. Я считаю, что проблемы города Славянска именно в том и заключалась, что ни один мэр, к сожалению, со дня независимости Украины не остался на второй срок, не продлил свои полномочия по разным причинам. У каждого своя причина, но не смог. Поэтому для меня вторые выборы будут самыми сложными, потому что мне нужно подтвердить тот высокий рейтинг, который у меня был на начальном этапе. И это большая ответственность, потому что всегда сложнее. Ты мог больше рассказать, пообещать, но теперь тебя будут оценивать по тому, что ты сделал.

Алексей Мацука - Плюс появился новый фактор – Неля Игоревна Штепа.

Вадим Лях - Много факторов появилось. И один из факторов, который будет усложнять предвыборную борьбу, - это то, что появилась хоть какая-то стабильность. Если раньше на эту дорожку не каждый ответственный начальник хотел идти, становится, потому что 2014-2015 год – это были очень сложные, очень нестабильные года. Я считаю, что сейчас более-менее правила игры понятны. На сегодняшний день и с бюджетом есть понимание. И видно, что этот бюджет существует. Поэтому я думаю, участников этого процесса будет больше.

Алексей Мацука - Хорошо. Еще одна инициатива, которая пришла из Киева не так давно, и вчера Верховная Рада не смогла подтвердить и проголосовать. Это пенсионная реформа. Скажите, сколько сегодня в Славянске пенсионеров? И получают ли эти пенсионеры вовремя пенсию? И как система работает с учетом количества тех переселенцев, которые сюда приезжают?

Вадим Лях - Несмотря ни на что, Пенсионный фонд работает стабильно, и пенсии выплачиваются. Количество пенсионеров огромное, потому что большое количество у нас переселенцев, которые зарегистрированы, которые здесь администрируют свои платежи. И по последним данным таких переселенцев было порядка 45 тысяч. Не константа эта цифра. Но мы оцениваем, что порядка 10-11 тысяч переселенцев проживает постоянно на месте. Все остальные мигрируют, приезжают, уезжают. Но к нам добавилось порядка 10 тысяч людей, которые у нас живут. Это связано и с людьми, которые приехали с неподконтрольной территории. Плюс появилось очень много государственных учреждения, которые сегодня зарегистрированы в городе Славянске, и люди работают здесь в областном подчинении, в областных департаментах. Они тоже приехали с той территории и живут у нас. И их общее количество составляет где-то 10-11 тысяч. А самих пенсионеров у нас где-то 40% от населения, это 35-40 тысяч.

Алексей Мацука - И будет расти это количество.

Вадим Лях - Будет расти, безусловно.

Алексей Мацука - Несмотря на то, что здесь есть вузы, и приток студентов есть. Эти студенты, наверное, тоже мигрируют, то есть это не постоянное население Славянска.

Вадим Лях - Да.

Алексей Мацука - И как вы оцениваете те инициативы, которые предложены в пенсионной реформе? Ведь, возможно, часть выплат со временем ляжет на территориальную громаду.

Вадим Лях - Если все это завернуть в процесс децентрализации и пугать местные советы, что пожарная, муниципальная полиция, образование и медицина в полном объеме ляжет на города, все города Украины, здесь нужно понимать, что возможность оплачивать это все будет у тех городов, у кого будет живая экономика. Поэтому первое, что должно делаться здесь, - это развивать экономический сектор. Потому что, сколько будет денег в местном бюджете, буде зависеть от того, сколько налогов заплатит местный бизнес, который находится на этой территории. И если загадывать вперед и говорить, когда это все ляжет на плечи города, сегодня уже надо думать об этих вещах.

Алексей Мацука - Да. Я вижу, открываются кафе, открываются салоны, услуги. Производства нового пока не видно.

Вадим Лях - Это уже радует. Я тоже констатирую тот факт, что с 2015 года, 2016-й год, активно развивается сфера услуг, развивается торговля, рестораны, кафе. Это происходит за счет того, что транзитом едет много людей, то есть увеличивается количество проживающих в нашем городе, пусть и небольшое время. И это дополнительно стимулирует развитие такого бизнеса, потому что здесь нужны небольшие вложения. И эти вложения – это внутренние инвестиция наших людей, людей, которые здесь живут.

Алексей Мацука - Или переселенцев.

Вадим Лях - Они верят в то, что действительно уже ничего не поменяется. Для меня это сигнал, что, раз они могут позволить себе вкладывать 100-200 тысяч долларов (это тоже немалые деньги на сегодняшний день, если перевести по курсу 26), значит, они верят, что сегодня здесь будет мир, и они свои инвестиции вернут, пусть через 5-7-10 лет. Они создают рабочие места. И меня это радует. То, что не идут деньги в промышленность, мы понимаем, что там совершенно другой формат цифр. Если оценить одно рабочее место, то надо от 5 до 10 тысяч долларов, чтобы его создать. И для небольшого завода на 100-200 человек необходимо привлечь инвестиций от 2 до 20 миллионов долларов. И в город, который находится в 70 километрах от военных действий, инвестору, у которого есть эти деньги и у него есть выбор (даже если мы говорим об Украине, в какой части Украины разместить производство), закинуть сегодня такой бизнес очень сложно. Я вижу, что заводы, которые уже находятся на территории и работают, они вкладывают в развитие своих площадей.

Алексей Мацука - Это какие, например?

Вадим Лях - Здесь керамика. Я вижу, кондитерские фабрики у нас развиваются, и они увеличивают свои площади, в том числе торговые, производственные. Некоторые стараются получить различные сертификаты. Они даже статус фабрики получают. Я вижу, что они не уходят в тень, они, наоборот, пытаются развиваться в сегменте легального рынка. Это тоже радует.

Алексей Мацука - Как вы чувствуете, доверяют вам предприниматели местные?

Вадим Лях - Знаете, я сам из предпринимателей. Я посчитал, что надо не мешать в первую очередь. Я вижу свою роль в том, чтобы не мешать этому бизнесу. Поэтому считаю, что я не мешаю. Может, не совсем довольны моими действиями в плане активизации по сбору налогов. Но я здесь понимаю следующее: это общая наша задача. Мы живем в одном доме все вместе, пользуемся одним и тем же транспортом, ездим по одним и тем же дорогам. И сегодня однобоко говорить, потому что все равно все будет требовать от мэра: нет воды – мэр дай воду, нет дорог… Неважно, какие бы я причины не называл, что у меня нет денег или мне кто-то должен, какая-то субвенция зайти, для 95% нашего населения это пустые слова. Им главное, чтобы эта услуга была.

Алексей Мацука - Не обидно, что приезжает Наталья Королевская и на всевозможных открытиях, как будто бы это она с позитивом приезжает, а вы только на втором плане?

Вадим Лях - Я вам скажу, что это не только мое отношение к Наталье Королевской. Я могу, как человек, который занимается политикой с 2002 года и был депутатом городского совета, все равно, что бы ни делалось в городе, люди все равно будут оценивать работу по тому, откуда взялось это в городе. Человек будет мало думать о том, что он будет знать человека, что это мэр, и при его каденции это сделано, там есть его роль в привлечении денег и в освоении этих денег, какой бы депутат не завел эти деньги. Мы назовем вещи своими именами.

Алексей Мацука - Но вы беспартийный или в какой-то партии?

Вадим Лях - Я в «Оппозиционном блоке».

Алексей Мацука - Как-то чувствуется программа партии на ваших действиях? Давайте проверим этот пункт по Закону об образовании.

Вадим Лях - Здесь две вещи, как может происходить оценка. Во-первых, я сам отец, и у меня есть дочка, которая идет в школу. Ей 12 лет, и она сейчас стояла на перепутье. Она шла в русскоязычный класс. По уставу можно было определиться с языком преподавания, сделав замер: если больше 50% родителей первоклашек посчитали, что этот класс должен быть русскоязычным, тов моей ситуации было принято решение, что она будет разговаривать и получать образование на русском языке. Прошло четыре года. Я понимаю, что есть установка такая, и уже действует давно эта норма закона о том, что высшее образование только на государственном языке. Как отец, не политик, я прекрасно понимаю, что у моей дочери будут сложности, если она всю дистанцию, всю школу пройдет на русском языке, а потом ЗНО, поступление в университет на украинском, это может создать дополнительные сложности. Ее балл, знания могут быть автоматически занижены в силу неполного владения языка. Объективно? Объективно. Поэтому я, как отец, хочу (я не говорю о патриотизме, это чисто прагматичный интерес) облегчить ей судьбу, жизнь, понимая, что сегодня это от меня зависит. Но мне не пришлось таких решений принимать. Она сама это приняла. Она сейчас обучается в школе №13. Сейчас их перевели в другую школу, и автоматически она пошла в украинский класс. И она сказала мне об этом сама, то есть мне здесь влиять не пришлось. Но, как отец, я все равно бы настаивал, убеждал бы ее, чтобы она перешла в другой класс, где есть углубленное изучение украинского и английского. Как политик, как человек, который должен отстаивать не только свои интересы, а которому делегировали люди заниматься своими проблемами и отстаивать свои интересы, здесь другая плоскость. Здесь я должен понимать и опираться на мнения людей, как они оценивают это. Я думаю, мы сделаем такое анкетирование среди родителей 1-4 классов, которые первый год отдали, чтобы увидеть их мнение и понимать, как они оценивают нововведения государства. Тогда можно о чем-то говорить. Пока у меня таких данных нет.

Алексей Мацука - Вы сказали, что сюда вы пришли пешком из своего дома.

Вадим Лях - Да.

Алексей Мацука - Вы идете, и люди, наверняка, подходят, вам что-то говорят на улице, спрашивают. Вадим Лях - За образование не говорят.

Алексей Мацука - А какой набор вопросов?

Вадим Лях - Пешком или троллейбусом я периодически хожу. На базар я хожу, самостоятельно делаю покупки в магазине. С людьми общаюсь, они подходят. Как правило, 95% вопросов связано с вопросами ЖКХ, отсутствия воды, если нет воды. И звонки, которые мне идут напрямую от жителей, в большинстве случаев всегда связаны с проблемами подачи воды. И до недавнего времени были дороги. Это тот спектр вопросов, который постоянно на улице задавался, когда это и когда то. Я не вижу, чтобы ко мне действительно остро стоял вопрос сейчас, чтобы подходили люди и говорили: «Как же так, Вадим Михайлович, у нас образованием?».

Алексей Мацука - А реально решить вопрос с водой без влияния Киева и области? Потому что я живу здесь недалеко, и у меня воды практически нет.

Вадим Лях - Однозначно, нет. Потому что на сегодняшний день одна из программ, которую я начал реализовывать, называется «Круглосуточная подача воды в микрорайоны Артема и центра». Это два таких самых густонаселенных и проблемных с подачей воды было в городе участка. И сегодня мы ее где-то на процентов 60 реализовали. И реализовываем ее не за счет местных денег, а за счет инфраструктурных, которые зашли на Донецкую область и были распределены. Как раз ПКД были написаны по этому «Вода и отведение» для того, чтобы после реализации всех этих мероприятий с 6 утра до 12 ночи, пока жители не легли спать, вода в кране была, но с возможностью подачи ее круглосуточно. Но здесь есть еще другие моменты: напоры, старая система подачи воды. Помимо насосов, замены и каких-то конструкторских решений, необходимо менять сеть. И она реализовывается на 70% за счет областных экологических денег либо перемещенных. Поэтому здесь город не вытянет. И сумма инвестиций там вкладывается, если взять за этот год без дополнительных выделений из экологического фонда, порядка 50 миллионов. Плюс еще на очистные 18 миллионов в этом году нам департамент областной дал. Поэтому здесь суммы непосильные местному бюджету.

Алексей Мацука - В Донецке была вечная история метро, в Славянске – это вода. И каждый мэр приходит с теми же месседжами.

Вадим Лях - Я понимаю, месседжи приходят, уходят. Но еще раз говорю, время необходимо не один-два года для того, чтобы все это реализовать, потому что сумма инвестиций – до 500 миллионов гривен нужно вложить в воду, чтобы какое-то изменение было.

Алексей Мацука - Вопрос о блокаде. Полгода мы отметили уже эту дату не очень веселую. Я имею в виду блокаду тех предприятий и результаты национализации со стороны группировок сепаратистов. Эти последствия имеют эхо для Славянска и для экономического развития?

Вадим Лях - Блокада носит политический или экономический характер? Что мы хотим добиться, блокируя?

Алексей Мацука - Мы видим, что есть и политический элемент, и экономический.

Вадим Лях - Здесь надо понимать, что прежде чем перейти от одного поставщика к другому, этот период должен быть четко спрогнозирован и не болезненно проходить. Если здесь есть политика и есть установка, что нужно перенастраивать ориентиры по своим поставкам, они должны проходить спокойно, без всяких потрясений. Потому что, если это будет, что просто-напросто сегодня захотелось – раз, и люди заблокировали всю работу, все это окажется большими проблемами, аукнется для всех областей, не только энергетика, если мы говорим об энергетике. Тут же потянется производство, рабочие места и просто дестабилизацию ситуации политической за собой потянет. Я считаю, это никому не надо. На сегодняшний день эти резкие движения совершенно не нужны. Если принимается на каком-то уровне решение об отходе одного поставщика к другому, переориентации производства и так далее, то это должны быть подготовленные моменты, потому что все завязано не экономике. У нас стабильность завязана на поступлении денег, наполнении бюджета и рабочие места. Если блокада это разрушит, то о каком плюсе можно говорить, о какой стабильности, о каком положительном эффекте можно дискутировать. У нас, к сожалению, все так и происходит. Вчера спали спокойно, и никого это не волновало. Шел уголь от этого поставщика. Сегодня утром проснулись, оказалось все это плохо.

Алексей Мацука - По нашим данным этот уголь уже идет в Россию.

Вадим Лях - В итоге мы сами себе создали проблемы и теперь героически их преодолеваем.

Алексей Мацука - Вы сказали слово «дискуссия, обсуждение». Как часто в Славянске проходят диалоги с вашими политическими оппонентами или идеологическими? Я имею в виду тех людей, которые назвали себя патриотами и проводят всевозможные собрания, пикеты и так далее. Насколько вам удается добиться этого диалога?

Вадим Лях - Как только я занял место мэра, попытался собрать дискуссию, но, кроме обвинений в свой адрес, ничего из этой дискуссии не вышло. Потом мы шли таким природным путем, каждый занимался своим делом. Я занимался водой, канализацией и городом, а активисты занимались своими вопросами, наверное, больше гуманитарными и так далее. Периодически бывают столкновения. Мне неприятно опускаться на уровень ниже дискуссии своей. Вы применили слово «дискуссия», но самом деле это не дискуссия, а какие-то взаимные обвинения. К сожалению, иногда не понимают люди, когда им спокойно, нормально говоришь. Когда оскорбишь, повысишь голос либо перейдешь на троллинг, тогда начинается понимание. А дискуссия, к сожалению, не получается. Хотя уже определенный есть прогресс. Мы больше выясняем отношения в суде, чем на сессиях и на заседаниях исполкома. Да, сегодня проходят какие-то акции, но они уже стали реже и носят точечный характер. Сегодня удалось разблокировать работу исполкома и отделов исполкома. И я сказал: «Ребята, есть площадка для дискуссий, есть аппаратные. Если вас интересуют вопросы ЖКХ, работы наших коммунальных служб, здесь можем принимать решения, прислушиваться. А когда идет исполнительная власть, заседания, где принимаются решения, уже выносятся на голосование, срывать эту работу очень плачевно, потому что завязан бюджет, освоение денег. Это все в итоге может вернуться бумерангом и против жителей, и против вас же самих».

Алексей Мацука - Неля Штепа. Вы ее сейчас видите конкурентом или это для вас скорее товарищ, друг, сосед или как?

Вадим Лях - То, что я на протяжении последних лет с самого начала выступаю свидетелем защиты в адрес Нели Штепы, говорит о том, что сегодня мои взгляды с ее взглядами совпадают в плане той ситуации, в которой она оказалась. Я считаю, что она была в плену в конкретном случае в 2014-м году. И, соответственно, все действия, которые ей инкриминируются, говорила из-под дула автомата. Я такие показания даю. Сейчас много рассуждений о том, что Неля вернулась, все-таки у нее незаконченный срок мэрства был.

Алексей Мацука - Выборы уже прошли.

Вадим Лях - Да, выборы уже прошли. И я знаю, что такая дискуссия ведется, вернется она в политику или не вернется. Вспоминая свой 2014-й год, когда волей судьбы мне трое суток в КПЗ удалось побывать.

Алексей Мацука - Здесь при Пономареве?

Вадим Лях - Нет, не при Пономареве.

Алексей Мацука - Когда их поменяли.

Вадим Лях - Уже в другой ситуации. И когда я вышел после трех суток (не после трех лет), первое, что хотелось, это принять ванну, чистую постель. Ничего не интересовало, кроме родных и близких, и моменты, когда спящая дочка рядом, дом, и больше ничего не хотелось на ближайшее время. Прошел год. И опять политика затянула. Поэтому я думаю, что сейчас у Нели та же самая проблема, что сегодня после трехлетнего заключения больше голова болит не о политической карьере, а об отдыхе, о получении удовольствия от благ, которые дает свобода, насладиться общением с родными, близкими.

Алексей Мацука - Я вчера с ней общался по телефону. Вы знаете, я почувствовал, что в ней что-то изменилось пока что. Понятно, после трех лет заключения. То есть по интонации голоса она немного поменялась.

Вадим Лях - Поэтому я не могу сказать о планах Нели. Все зависит он нее, потому что свои планы я четко знаю. Я все равно буду в этой канве. Я уже не раз говорил на пресс-конференциях, что я буду участвовать в политической жизни города, я буду участвовать в следующих выборах мэра. Это моя амбиция, которую я хочу реализовать. Но я считаю, что это здоровая амбиция. И если опять вернемся к Неле Игоревне и к мэрам, которые здесь были, все равно все будут объективно сравнивать работу любого мэра с работой Нели Игоревны, потому что при ее каденции… Мы говорили о том, обидно, не обидно, кто-то зашел, какой-то депутат пиарится или не пиарится, или действительно что-то сделал, все равно лавры достаются мэру в большинстве случаев. И сравнивают работу именно мэра. Да, у Нели Игоревны была одна ситуация, у меня другая. Но любого мэра будут сравнивать, пока кто-то не покажет высший результат, и люди дадут оценку выше.

Алексей Мацука - Вы чувствуете потенциал показать выше.

Вадим Лях - Я могу сказать одно, что на сегодняшний день, чтобы сравнение было объективным, у меня есть еще один год, потому что она с 10 по 13-й была, три года руководила городом. Я только два. Я вижу, что много намечено сделать, и значительно сдвинулось с мертвой точки то, что не делалось раньше: это внутриквартальные дороги, мы начали ремонтировать тротуары – это то, что даже в 10-м, 11-м, 12-м, 13-м годах делалось меньше. Сегодня двинулись работы по парку, по больницам. Видим, что эти работы сейчас идут полным ходом. Поэтому я думаю, результат мы увидим примерно через 3-4 месяца, то, что сейчас идет в работе, и люди смогут уже какую оценку давать.

Алексей Мацука - Напоследок у нас есть такая небольшая игра, называется «Ассоциации». Я даю вам одно слово, вы мне даете ответ – слово-ассоциацию на это слово. Буквально пару слов, чтобы понять ваше эмоциональное отношение к тому или иному явлению. И зрителям всегда интересно знать, как наши гости реагируют на определенные вещи. Первое слово – Славянск.

Вадим Лях - Город.

Алексей Мацука - Неля Штепа.

Вадим Лях - Мэр.

Алексей Мацука - Украина.

Вадим Лях - Государство.

Алексей Мацука - «ДНР».

Вадим Лях - «ДНР».

Алексей Мацука - Захарченко.

Вадим Лях - Руководитель «ДНР».

Алексей Мацука - Порошенко.

Вадим Лях - Президент.

Алексей Мацука - Вече (еженедельное собрание патриотических организаций в Славянске - прим.ред.).

Вадим Лях - Вася (Василий Хоменко - местный активисты - прим.ред.).

Алексей Мацука - Мэрия.

Вадим Лях - Тут сложно сказать. Мне сразу не пришло, ассоциации нет.

Алексей Мацука - Жебривский.

Вадим Лях - Губернатор.

Алексей Мацука - Донбасс.

Вадим Лях - Регион.

Алексей Мацука - Спасибо вам за ответы. Спасибо за участие сегодня в нашей студии. Я надеюсь, увидимся здесь еще не один раз.

Вадим Лях - Да, надеюсь тоже.

0

СЮЖЕТЫ
Как жителям неподконтрольных территорий получить свидетельство о рождении
Верховная Рада упростила процедуру установления факта рождения.
11 декабря, 10:56
Зима в Авдеевке началась без газа и частично без отопления
Новый газопровод планировали сделать до конца октября, однако до сих пор местные жители – без газа и частично без отопления.
11 декабря, 08:49
На саммите ОБСЕ обсуждали ситуацию на Донбассе
Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе снова не смогла договориться ни о безопасности, ни о сотрудничестве.
10 декабря, 14:52
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ