Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Разбор выборов. Что ждет Украину с Порошенко, а что - с Зеленским

Разбор выборов. Что ждет Украину с Порошенко, а что - с Зеленским

Фото: Главред Фото: Главред

Политический философ Михаил Минаков рассказал о своих наблюдениях за предвыборной гонкой в Украине и спрогнозировал, какой будет Украина после избрания нового президента.

Сама кампания была довольно «грязной» и к этому не привыкать. Есть у нас традиция, что кандидаты не очень хорошо между собой общаются. Но в этот раз кампания крайне токсична для избирателей. Нервозность в отношениях людей, поддерживающих разных кандидатов, была нелицеприятна.

Эта кампания, тем не менее, не превратилась в такой тяжелый избирательный день. Как правдиво отмечают миссия ОБСЕ и другие миссии, по крайней мере, день выборов и дни подсчетов были относительно свободны, справедливы. Одним словом, первый тур удался и не даром некоторые лидеры Запада потом сообщили свою высокую оценку и поддержку такого процесса. Но не стоит забывать, что все-таки сама кампания имела свои огрехи. Мы можем увидеть, что Парламентская ассамблея НАТО сделала ударение не только на успешном дне выборов, но и на нервозности и законодательных проблемах самой кампании. У нас определились два лидера гонки, два проекта будущего Украины. Каждый из кандидатов предлагает свое будущее. Одно будущее - очень невнятное, непонятное. Его предлагает Владимир Зеленский, который только обещает все объяснить. И более понятное, но видимо, не очень привлекательное будущее от Петра Порошенко.

Все фото предоставлены штабами кандидатов

То, что Тимошенко не добрала приблизительно 2,5% и отстает от Порошенко, то здесь свою роль сыграл, видимо, Смешко. Его успех - это неуспех Тимошенко и Гриценко.

Конечно, если посмотреть на кандидатов от силовиков, от спецслужб, Смешко был не единственным. Но именно он сумел привлечь на свою сторону довольно большое количество людей, которые бы иначе голосовали за Тимошенко и Гриценко. Кроме того, небезызвестный Юрий Владимирович Тимошенко, тоже больше 100 тысяч голосов привлек к себе. Я сомневаюсь, что это его голоса. Одним словом, Юлии Тимошенко, наверное, очень горько сейчас принимать реальность такой, какая она сложилась. Но, тем не менее, оспаривать результаты будет очень сложно. И по всей видимости, ей нужно будет принимать решение, кого поддержать во втором туре.

Давайте попробуем построить два сценария. Во-первых, наверное, будем исходить из того, что впереди по-настоящему серьезные парламентские выборы. И если многие игроки делали ставку на президентских выборах, это одна история, но я думаю, что они будут делать серьезную ставку на парламентских выборах. Я думаю, здесь же будет иметь роль все та же Юлия Тимошенко, которая имеет на сегодня серьезную партию. Возможно, будут какие-то новые проекты от Петра Порошенко. Как вы для себя видите эти модели? И как бы вы их нарисовали для Украины?

Тут тяжело выстраивать модели. И если у Порошенко, в принципе, понятны и социально-экономическая модель, которую он отстаивает, и внешняя политика, и внутренняя - это продолжение тех пяти лет, которые у нас были. То с моделями, которые предложил бы Зеленский, очень сложно разбираться. Сама программа – приятный текст без каких-либо четких положений. Видео, которые Владимир дает, интересные. Они по-своему, наверное, привлекают избирателей, но для анализа они дают очень мало пищи.

Видимо, что-то мы сможем понять об этой модели после того, как он представит обещанную пятерку. Конечно же, должны состояться дебаты между лидерами этой гонки. Тот факт, что Порошенко и Зеленский не приняли участие в дебатах первого тура, конечно, говорит не в их пользу. И сейчас, когда команда Зеленского пробует почву и реакцию публики на неучастие Владимира в дебатах, это тоже настораживающий момент. Правда, мои коллеги в штабе Зеленского сообщают, что он готовится к ним. Ну, посмотрим.

Так или иначе, для серьезного реального анализа очень мало материала. Но если мы возьмем  контекст страны, то победа Зеленского будет означать, как минимум не сильного президента, или как говорят, слабого президента, что, возможно, позволит вернуть Украину в конституционное поле и де-факто, и де-юре. Сейчас при таком сильном лидере, и при сильном президенте, чья реальная власть превышает конституционные полномочия, парламент, конечно же, очень сильно потерял. Скажем, показателем потери власти парламентом может быть такой вот индикатор - соотношение сокращенной и полной процедуры рассмотрения законов. Оказалось так, что чем сложнее, чем важнее, чем критичнее закон, тем реже его обсуждали в парламенте, тем скорее он проходил по сокращенной методике. Это означало, что парламент терял значение места для национального диалога. Это, конечно, опасно. Это судьба всех постсоветских парламентов.

Итак, если Зеленский побеждает, парламент становится центром принятия решений, а премьерский пост будет либо равнозначен президентскому, либо же более весомым, что, конечно же, в случае победы Зеленского превращает парламентские выборы в ключевые. И тут, конечно, для Тимошенко может оказаться время строить, готовить не только партию, но и будущую коалицию. Тот, кто сделает коалицию в парламенте, тот и будет править Украиной.

Если побеждает Порошенко?

Если побеждает Порошенко, то, как я и сказал, скорее всего и практики, и политики будут теми же, что мы видели последние 5 лет.

Какова реакция Запада на происходящее? Совершенно неожиданно впервые в истории разных стран, Ангела Меркель вдруг позвонила Порошенко и сказала, что она поддерживает его выход во второй тур. Это несколько удивительно, потому что, как правило, руководители стран звонят в конце какого-то избирательного цикла и поздравляют уже будущего президента. Означает ли это, что Запад готов поддержать понятного и прогнозируемого для них Порошенко, чем, скорее, не поддержать непонятного и непрогнозируемого для них Зеленского?

В начале марта, когда я встречался с политическими секретарями многих западных посольств в Киеве, там было откровенно видно, что у западных правительств и дипломатического сектора есть очевидный консенсус в пользу Порошенко. Однако, уже в конце марта этот консенсус был нарушен. В особенности в связи со скандалами, и прежде всего, со скандалом Укроборонпрома. Кроме того, в последние четверг и пятницу эти странные уголовные дела против ряда лиц еще ближе находящихся к президенту.

То, как информацию в украинских СМИ подавали о звонке Ангелы Меркель, действительно вызывает определенную тревогу, не вмешается ли Берлин в украинские выборы. Однако мои источники в Берлине говорят, что на самом деле разговор был больше о ситуации на Донбассе, обсуждалась тема миротворцев. На самом деле основные темы были другие, а сама Меркель якобы сделала жест поддержки Порошенко в том, что действительно он прошел во второй тур, это важное достижение, но не более того. Поэтому я бы не стал слишком акцентировать внимание на этом звонке. Другое дело, что лидер западных христианских демократов обратился к Зеленскому. Похоже, что в партии Меркель есть, действительно, определенная поддержка Порошенко, что тоже удивительно. Ранее они были более скептичны по отношению к президенту. Но, так или иначе, в Берлине, видимо, есть определенная поддержка Петра Порошенко.

Мне кажется, те сигналы, которые дает американская сторона, показывают, скорее, невмешательство, уважение к украинскому избирателю и ожидание результатов второго тура.

В Украине - война и Россия по-настоящему в любой момент каким-то образом может вмешиваться так или иначе в процессы, которые происходят в Украине. Давайте попытаемся тоже нарисовать возможные сценарии о месте Украины, о том, как будут действовать здесь мировые игроки, здесь и о США поговорим, и о ЕС, о Германии, о Франции отдельно, как вы предпочтете, и о России. Вот, как здесь могут сойтись игроки во время и президентских, и парламентских выборов.

Если посмотреть на российскую реакцию, то, наверное, прежде всего, важно отметить, что либеральная Россия, в основном эмигрантская, мои коллеги, которые мне пишут, эмигранты из Германии, Прибалтики. Они поздравляют, они говорят: «Да, это выбор. Мы завидуем. Мы честно и откровенно завидуем, что у вас есть выборы». Да, может быть, они хаотичны, малосодержательны. Но готовность избирателей участвовать в выборах (62%) - это немало. Это важно.

Если посмотреть на Русь глубинную, на Путина и его элиты, то их реакция настороженная. Тот факт, что с Бойко встречается Медведев, а не Путин, говорит, что он прекрасно понимает, какие шансы у Бойко. 

Заявление Путина о том, что они готовы к диалогу с Зеленским, готовы ему объяснять позицию России по Украине, тоже показывает, что пока российская сторона занимает выжидательную позицию. Они не хотят сейчас принимать каких-либо решений. Но российское влияние, наверное, больше всего оказывается именно в самом факте поддержки сепаратистов и аннексии Крыма. И сам по себе факт этого структурного влияния задает определенного рода политические процессы у нас. Существует модель соотношения материнского государства, сепаратистской территории и государства спонсора – такой треугольник. Так вот, в этих отношениях наличие сепаратистской территории уже само по себе провоцирует в материнском государстве большую роль националистических и национал-консервативных движений. Это было в Грузии, это было и есть в Молдове, это же будет и есть в Украине. Это влияние всегда есть.

Ну, где же вы видите у нас влияние национал-консервативного сегмента? Ведь, по большому счету, посмотрите по рейтингам, которые есть, их же…

Порошенко и Тимошенко – это представители национал-консервативного сектора.

То есть вы считаете, что они представители такого сектора?

Даже не считаю, это простой анализ их месседжей, их программ. Дело в том, что мы обращаем внимание на внешнюю политику. Дело в том, что уже есть целый ряд научных исследований и аналитических материалов, которые об этом говорят. Так что, я здесь удивлен, что вы удивляетесь.

У нас нет вообще такого анализа в Украине, впервые слышу такой анализ, поэтому мне он очень интересен.

Для западной науки это большая важная тема – удастся ли Украине евроинтегрироваться, поскольку евроинтеграция связана с силой либерального, центристского либерализма и левого либерализма, социальной демократии. Именно эти аспекты могут сделать Украину европейской страной. В то время, как вот эта волна консервативных поворотов в Польше, Венгрии, в ряде балтийских государств подрывает единство Европы и ведет дезинтеграции. Это соотношение национал-консерваторов и вот этих осколков либералов в Украине вызывает очень пристальное внимание и в Брюсселе, и в Берлине, и в Париже.

Извините, я вас перебила. Мы говорили об игре больших игроков в Украине.

Одним словом, самый важный аспект российского влияния - это как раз структурное влияние. Пока есть аннексированные, неконтролируемые территории, украинский суверенитет под вопросом, и в украинской внутренней политике национал-консервативная линия будет всегда иметь дополнительный источник для своего существования.

Другие игроки, которые с особым вниманием относятся к Украине, это, конечно, США. В этой стране есть консенсус по Украине в том, чтобы поддержать демократический транзит власти, чтобы, кто бы не выиграл эти выборы, он их должен выиграть честно, неоспоримо и следующие 5 лет должны быть процессом продолжения демократического транзита в стране. Вы знаете, для демократии очень важно, чтобы прошло 2 законных легитимных демократических процесса передачи власти. Вот, 2014 год это год лечения, релегитимации украинского политического режима. И вот эти выборы критичны – состоится ли первый демократический транзит власти? Будет ли работать Конституция? Будут ли работать демократические институты?

Пока что ответ «да». На первом туре они сработали. Будет ли во втором туре? Ну, большая вероятность, что да.

То есть ваш прогноз, что второй тур пройдет нормально в штатном режиме?

Вне публичной коммуникации лидеры Запада и западное экспертное сообщество обсуждают, что может произойти не так. И, конечно же, самый большой риск это обострение ситуации в ООС. Если на фронте произойдет обострение ситуации, как это повлияет, стоит ли отложить второй тур. Это рассматривается, конечно. Но, кроме того, и внутренняя дестабилизация возможна. Мы знаем, что за последние 5 лет возникла масса организаций национал-патриотического круга, которые отчасти связаны с определенными силовыми ведомствами и напрямую завязаны на правящих кланах. И вот эта связка крайне опасна, поскольку конкуренция кланов может привести к обострению и отношению между этими группировками.

Мы увидели в последние недели марта, как они могут быть задействованы. Пока что ситуация была относительно контролируема, но не стоит переоценивать то, как ведомства СБУ, МВД могут контролировать этих людей. Уже история охранки и их игр с левыми революционерами, с черносотенным движением показала, что никогда до конца лидеров радикальных группировок контролировать нельзя. Но, опять же, скоро мы узнаем, кто будет новым президентом. Очень важна выдержка, спокойствие.

Очень интересно поговорить о феномене Зеленского, потому что многие говорят, что это, скорее, протест. Вот, сегодня у нас был один из экспертов, который сказал, что Владимир Зеленский это такой своеобразный Майдан против власти. Но некоторые эксперты, которые бывали у нас в студии, сделали интересные замечания, такую ремарку, что «если мы внимательно посмотрим, то те, кто поддерживают Зеленского, это люди, скорее, русскоязычные и для которых это важно». Считаете ли вы, что фактор русского языка, веры, если хотите, и вообще, единство украинского общества значимы сегодня. Потому что мы же помним лозунги, с которыми Петр Алексеевич шел: «Віра. Мова. Армія». А Зеленский ничего не говорил такого, скорее, наоборот это воспринималось. Потому что я хочу напомнить вам, что впервые мы о какой-то гражданской публичной позиции Зеленского узнаем о его протестах на его запрет фильма «Сваты». Мы же все это помним.

Да.

Как вы это все связываете, все эти глубоко личностные позиции украинцев?

Если оценивать культурную политику Порошенко, то как раз в ней и проявляется национал-консерватизм. Я тут соглашусь с Андреем Ермолаевым, с его анализом этой культурной и социальной политики Порошенко, которая ведет к созданию малой Украины.

Собственно говоря, если посмотреть на карту голосования, то те две области, в которых победил Порошенко, поддерживают, видимо, проект малой Украины.

Инфографика сайта dsnews.ua

Зеленский оказался с одной стороны, фигурой почти мифической. Он преодолел этот электоральный разрыв на запад и восток. Он победил в 19-ти областях и Киеве. Это крайне важно, что показывает, что есть запрос на единство страны и это единство, видимо, подразумевается, как единство украиноязычных и русскоязычных граждан.

Как либеральное единство, скорее?

Инклюзивное, либеральное, социально-либеральное, я бы сказал.

И тут интересно смотреть на материалы, которые мне пришли из штабов Тимошенко, Зеленского, Порошенко. Это закрытые материалы, но они очень согласуются между собой, это портреты избирателей. Каждый штаб готовит эти материалы, и кроме того, они их потом обновляют в течение компании.

Так вот, феномен Зеленского – это феномен неопределенности. Это вот такая пустая форма, которую граждане не довольные политикой прошедших 5-ти лет, наполняли своими обидами, своей фрустрацией и своей надеждой. Тут очень много интимного. Почему популистом называют Зеленского? Хотя бы в этом особом интимном стиле отношений между ним и его избирателями.

Порошенко такого не может себе позволить, он не интимен, он всегда такое божество, где-то там далеко на сцене, всегда будет охрана, автобусы, подмостки. Вот этот официоз, который отделяет кандидата от его избирателей.

В случае с Зеленским, он постоянно разрушает дистанцию между собой и людьми, в том числе, он выходит в эту интимность. Это обычный метод популиста. И вот, имея пустоту, которую люди заполняют своими желаниями, она заполняется в равной мере Украиной и русскоязычными гражданами.

Зеленский сделал то, чего не смог сделать Порошенко своими консервативными начинаниями.

Потом важно обратить внимание на социальный аспект, культурно-социальный, исторический аспект. С одной стороны, большинство избирателей Зеленского - это молодежь, молодые люди, которые стали принимать участие, это активные молодые граждане. Для них это инициация, возможно, они впервые приходят на выборы.

Очень много людей пошли голосовать за него. Это люди, которые не знают Советского Союза. И если за Тимошенко и Порошенко голосовали рожденные и выросшие в СССР, то за Зеленского – рожденные в СССР, но выросшие в Украине, или уже рожденные и выросшие в Украине. Это новое поколение, которое занимает свое место в политике. И им претит вот эта вся ритуальность, во многом связана с советскими и поздневсоветскими ритуалами – перерезание ленточек, назойливая риторика, пустая риторика, которую так удачно высмеивают многие у Порошенко.

Вот это соревнование, по-своему, интересно. Итак, молодые люди проголосовали. Но огромное количество, не меньше 30% и пенсионеров голосовали за него. А Зеленский точно не тот, кто увеличивает пенсии пенсионерам, точно не тот, кто раздает субсидии. Это голосование, которое показывает, что стигматизация пенсионеров не имеет под собой основания. Это мудрые достойные граждане, которые видели очень много и голос которых весит не менее голоса молодого человека.

Так что, и здесь есть определенное единство, которое стоит за Зеленским. Но это единство не содержательное, это эмоциональное единство. Как только Владимир определится, например, с медицинской реформой и по отношению к НАТО и ЕС, тут же возникают вопросы к нему от его избирателей: «Стой! Мы были против!». Действительно, протестная, не меньше трети, а может быть, под 40% избирателей Зеленского это протестный электорат, но не только протест. Здесь очень важно, что много надежды, много позитивного вложено в Зеленского. И это огромный вызов для него – он должен соответствовать. Не знаю, справится ли…

Я хотела бы обсудить одну тему, которая неожиданно накануне первого тура президентских выборов возникла. Эта история с генеральным прокурором, который решил расследовать вмешательство Украины в выборы в США, вот когда Хиллари Клинтом и Дональд Трамп сцепились тогда по настоящему в президентской гонке. Это возникло совершенно неожиданно. И выглядит сейчас так, что если доклад Мюллера говорит, что никакого сговора Трампа с Россией не было, это одна часть этого разговора. А вторая часть – это, то что украинцы говорят, что да, вмешивались каким-то образом, а насколько мы вмешивались, сейчас мы проясним в результате следствия. Что ожидает Украину, как страну, что ожидает людей, которые были вовлечены в передачу каких-либо документов, связанных с Манафортом? Видите ли вы здесь проблему для Украины или нет? Чтоб мы не стали просто как Россия, которая вмешивается. Зачем нам это?

Здесь несколько аспектов вашего вопроса. Во-первых, сам отчет Мюллера. Да, действительно, отчет говорит о том, что прямой связи сговора кандидата Трампа и Кремля не было. Но при этом, этот же доклад доказывает, что вмешательство России в выборы были и санкции оправданы, а возможно, еще будут и новые санкции. Так что в этом плане не стоит занижать – вмешательство России было и оно наказано. И это вмешательство привело к наказанию. Но есть и вторая часть. Это очень странные процессы, которые проходят сейчас в генпрокуратуре, и вообще, в прокурорской структуре. Мне очень интересно смотреть на эти корпорации, которые создают ткань украинского государства. Мне интересны эти кланы, я изучаю людей. Мне интересен постсоветский человек и то, как постсоветский человек в этой структуре Генпрокуратуры себя проявляет.

Юрий Луценко это, по своему, «герой нашего времени». Это человек, который пришел на волне социализма, социалистической Украины и который стал довольно-таки консервативной фигурой, отчасти нового постмайданного режима. И по-своему и он, и его семья, и его чета, это очень интересно, как произошло ценностное перерождение, гендерная политика, вообще консервативные такие ценности и практики, которые эта чета демонстрирует. Вот, сейчас Генпрокуратура стала источником таких скандалов не только в отношении с США, и участие Украины в выборах, поддержки даже Хиллари Клинтон, но и следующий ряд объявленных подозрений или недообъявленных, недоподозрений Борису Ложкину и другим важным лицам, которые были связаны с первой частью правления Порошенко.

О чем это говорит? По всей видимости, это говорит о том, что нельзя играться с правосудием. Правосудие, справедливость – это основная идея любой республики, любого государства. И то, что «кумовья» оказываются Генпрокурорами, друзья в Верховном суде или Конституционный суд оказывается под влиянием определенной политической группы, это всегда дает токсический эффект. Это предполагает, что рано или поздно взрывы и такие ситуации будут.

Что на самом деле имел Луценко, его внутренний, ближний круг - не ясно. Ясно только, что внутри президентского клана идут склоки, стычки, особенно после результатов этих выборов стоит ожидать, что какие-то группы внутри этой большой группы начнут между собой бороться за наследие Порошенко. По всей видимости, те утечки, которые произошли за последние сутки, они уже говорят о том, что очень не стабильная ситуация внутри президентской команды. Нам рассказывают про самолеты с семьями, улетающие на запад, другие рассказывают о подготовке каких-то массовых продаж. На самом деле, в Украине всегда есть склонность к слухам, к эмоциональному переживанию, трагизму, театральности. Ясно, что это есть, это пагубная часть нашей политической культуры, но стоит понимать, что, действительно, это симптомы непрозрачных назначений в кадровой политике.

Что будет дальше? Пойдет ли Луценко дальше по жизни один, готовит ли он какой-то новый политический проект вне орбиты Порошенко? Или это какие-то случайные внутренние коллизии, которые вверху уже будут разрешены, жизнь покажет. Но я просто пытаюсь смотреть на это не как отношение между Киевом и Вашингтоном, а как на поломки внутри одной правящей группы. И я не выделяю только этот скандал с вмешательством в американские выборы, я смотрю на все скандалы, которые продуцирует прокуратура и как прокуроры нижнего звена на это все реагируют. Потому что прокурорская корпорация очень интересная, у них свои ценности. Внутренняя солидарность крайне важна для эффективности корпорации. И вот тут явно что-то происходит нехорошее.

Давайте, попробуем предположить, какие альянсы возможны, если, предположим, Порошенко проигрывает второй тур. Вот, какие здесь возможны альянсы? Возможно ли прохождение БПП в Верховную Раду? Возможен ли тогда альянс с «Народным фронтом»? Сохраниться ли тогда вот это единство, которое было оглашено представителями «Народного фронта» на форуме, который выдвигал Порошенко в частности? Или там, «Народный фронт» пойдет под другими какими-то знаменами? Какова здесь может быть судьба «Батьківщини» Тимошенко? Какова судьба Гриценко, Смешко, о котором вы говорили? Давайте попробуем спрогнозировать.

Партийная система Украины очень сильно изменилась в 2014 году. Старые системные партии прекратили свое существование, только «Батьківщина» пережила... Но, на самом деле, сейчас стоит ожидать приблизительно такого же перезапуска. Те партийные структуры, которые были созданы в 2014 году, оказались не очень жизнеспособными. Скорее всего, если мы берем вариант проигрыша Порошенко, то для БПП и партии «Солидарность» будущего нет. Очевидно, что у «Удара» и его лидера свое видение будущего. Уже возникают определенные группы, такие протопартийные проекты внутри БПП, например, единомышленники. Возможно, какое-то будущее появится у еврооптимистов, которые тоже сейчас активно вышли из БПП. Но пока я не вижу там особого партийного строительства, они внедряются в разные группы. Вот, Сергей Лещенко оказался в команде Зеленского.

Но, так или иначе, явно, что в БПП возникают свои группы. Скорее всего, этот период не переживет «Самопоміч». Там тоже шли деструктивные процессы. Партия была своего рода такой федерацией разных областных франшиз. И вот, после того, как киевская группа была изгнана из партии, это сильно подорвало внутренний баланс. Как эта киевская группа будет себя оформлять, еще не ясно. Но по-видимому, там тоже готовится какой-то партийный проект.  

«Народный фронт» может выжить, а может и не выжить, это будущая кампания. Явно, что есть противоречия между разными крыльями, есть крыло Арсения Авакова, есть крыло, связанное с Турчиновым, который дрейфует. Сумеет ли Арсений Яценюк свести эти крылья и удержать партию от распада, еще не ясно. Сам Яценюк, как мы знаем, тоже довольно часто меняет свои партийные структуры. И за последние 10 лет их было несколько, четыре, по-моему, партии. Поэтому умением удерживать партию воедино он не отличается.

Юлия Тимошенко, скорее всего, сумеет в случае проигрыша Порошенко увеличить свои шансы. И, по крайней мере, сейчас у нее второй результат в партийном зачете, хотя до выборов еще много времени, можно потерять, а можно нарастить. Но лидером партийного забега сейчас является несуществующая партия. Опять же, вот эта пустая форма, в которую все вкладывают свои надежды. Как только, если мы берем вариант, где Порошенко проигрывает, значит, выигрывает Зеленский. И как только он выигрывает, его партия окажется в такой шоковой ситуации – в нее захотят идти многие из тех, кто всегда находились в партии власти.

Это традиционное, правда?

Да, во всех постсоветских республиках партия власти, КПСС должна существовать. Будет она в форме СДПУ(0) или в форме Партии регионов, или «Наша Украина». Так или иначе, эти партийные структуры, партии власти всегда создаются под лидера. И Зеленскому будет очень сложно тогда выдержать давление – каждый будет предлагать большие человеческие и финансовые ресурсы от своих партий. Но за этим стоят, конечно, и коррупционные связи, большие кланы, малые кланы. Вообще, новому президенту не позавидуешь. Ему нужно возвращать Украину к европейскому вектору развития, возвращать страну к центризму. Да, сейчас это идеологическое движение все сдвинулось сильно вправо, ему нужно возвращать страну в центр, усиливать и балансировать между правыми и левыми. Иначе европейского будущего у страны нет. Опять же, завершу свой пассаж сомнением: сможет ли Владимир Зеленский с этим справится? Но если не он, то нужен премьер. Кто будет премьером, кто сделает коалицию, тот, возможно, поможет Украине ускорить европейскую интеграцию. 

Интервью вышло на канале UKRLIFE.TV, текстовая версия подготовлена «Новости Донбасса»

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
22:00
Срыв перемирия под Станицей и первые паспорта РФ на Донбассе. Главные новости недели
17:31
Мирный план для Донбасса и манипуляции в СМИ на эту тему. Донбасс сегодня ►
14:00
ОБСЕ увидела выгрузку на складе «ЛНР» возле границы с РФ
12:14
Жилые кварталы трех населенных пунктов под контролем «Л-ДНР» пострадали от обстрелов
09:48
Школу в Михайловке вновь обстреляли
17:33
«ДНР»: В Горловке при взрыве погиб мужчина
11:06
«ЛНР» задержала свою «уполномоченную» по гуманитарным поставкам
22:00
Первые паспорта РФ на Донбассе и арест экс-главы «ЦИК ДНР». Главное за день
13:40
ГПУ и СБУ задержали экс-главу «ЦИК ДНР»
21:27
Главные события неподконтрольного Донбасса за день
10:13
На неподконтрольной Донетчине из-за взрыва пострадала девочка, в ходе обстрела - женщина
08:58
Красный Крест отправил почти 300 тонн гуманитарной помощи в сторону Донецка
22:45
Главные события неподконтрольного Донбасса за день
10:01
В шахтах на неподконтрольной территории пострадали трое горняков
08:54
ОБСЕ обнаружила российский комплекс радиоэлектронной борьбы под Донецком
22:00
Срыв перемирия под Станицей и первые паспорта РФ на Донбассе. Главные новости недели
17:31
Мирный план для Донбасса и манипуляции в СМИ на эту тему. Донбасс сегодня ►
16:49
В Кремле заняли выжидательную позицию по отношению к Зеленскому
15:38
В Минобороны США назвали РФ источником «хаоса во всем мире»
14:43
Гаагский суд завершил слушания по иску Украины к РФ
14:00
ОБСЕ увидела выгрузку на складе «ЛНР» возле границы с РФ
13:05
Почти тысяча мирных жителей погибли из-за срабатывания мин на Донбассе
12:14
Жилые кварталы трех населенных пунктов под контролем «Л-ДНР» пострадали от обстрелов
11:30
В Луганской области заблокировали незаконную перекачку дизтоплива в РФ
09:48
Школу в Михайловке вновь обстреляли
09:02
Один военный получил ранение на Донбассе
23:33
Зеленский заявил на Донбассе, что в минском процессе есть продвижение
21:00
Молодежная сборная Украины cтала чемпионом мира по футболу
20:10
Зеленский покупался в мариупольском фонтане ►
19:32
В Мариуполе открылся Центр разминирования